https://www.mirrybolova.com.ua

На Принцево нет принцев

DSC01118_1.jpgКоманда у меня подобралась культурная. Никто не пьёт, не курит, не ругается. Нет, бывает, конечно, взрыв эмоций – когда рыбка с крючка сорвётся, или леска запутается, - все мы люди. Но это скорее исключение, чем правило. А вот на арендованном ставке под местечком Принцево мне пришлось столкнуться с такой концентрацией матерных слов, что до сих пор в себя прийти не могу…

 

Рискнули мы туда приехать в середине декабря. Лёд едва обозначился на водоёмах без течения, на речках и того опасней. К ставку не доехали, откуда-то намело снега и образовался перемёт. Интересное там место: слой снега вокруг в пять сантиметров, а здесь просто огромные сугробы. Мужики мои попытались «сходить на разведку» и тут же провалились по пояс. Вот и началась для них зима: сидели и выгребали из сапог снежинки, хохоча, словно дети.

Дальше – хуже. Заехали на поле, глянули сверху – а льда-то нет! Вдоль дамбы виден тонкий белый полумесяц, за ним чёрные волны гуляют. Здрасьте, называется, мы вас не ждали! И никого вокруг нет, чтоб спросить. Решили подойти поближе, не зря же ехали за восемьдесят километров.


Опасения оказались напрасными. Вблизи водоём напоминал радужную чёрно-белую лужу, но застыл хорошо, кое-где даже волнообразно, почему мы и приняли такой рельеф за открытую воду. Просто кое-где ветром сдуло снег, намело бороздки, а между ними образовались хорошо отполированные хоккейные поля, по которым ходить было страшно.

Мало того, что очень скользко, так ещё и дно просвечивает: вода прозрачная, лёд не больше 10 сантиметров. Этим и воспользовался Вадик, когда мы пришли на наше место.


По поводу Вадиков нужно уточнить, а то запутаетесь. Мы смеёмся, что зимой рыбачат только «колхозники» и строители. Муж мой начинающий фермер, летом я рыбачила без него. Вадика у нас два, у обоих строительный бизнес. С первым вы знакомы. Он русский, и мы называем его мордвином. А второй просто рыжий. Так и зовём – рыжий Вадя. Мне вообще в этом плане повезло. В моей команде два Вадика и два Кости. Представляете, какие затруднения происходят, когда нужно задать вопрос?

b_700_700_16777215_00_images_fotonews_yanvar_DSC01119.JPG


В этот раз я ехала с двумя Вадиками. Рыженький открывал сезон, поэтому бежал впереди всех и сразу же наставил штук пятнадцать живцевых удочек с тюлькой, ещё три лунки прикормил на плотву, а сам сел рядом дразнить окунчиков. Первого же попавшегося полосатика прицепил на самодельную жерлицу. Насмотрелся передач по телевизору, что-то там накрутил несуразное, без поводка, без тройника, без флажка, только голая пружина от самоката. Мы с русским Вадей, разматывая свои профессиональные щуколовки, посмеивались над рыжиком, а зря, как потом показало…


Клёва не было. Как, впрочем, и всю предыдущую неделю. Через день мы мотались по водоёмам в поисках рыбы, но всё было напрасно. Я не считаю те жалкие кучки мелюзги, которую удавалось выманить, ведь мы искали настоящего улова. Атмосферное давление подводило, зимой лучше клюёт при слишком низком, чем при слишком высоком. Если уточнять – то лучше 732 мм.рт.ст, чем 758. Вот и в этот раз, зарядив щуколовки привезённым живцом, я принялась искать рыбу. Везде клевал мелкий окунь, похожий на лушпайки. Я заскучала. Поставила ещё три удочки на плотву, наживила на ярко-красные мормышки со «стразиками и глазиками» бутерброды из опарыша и мотыля, сало, печень, то есть «всё что было», и пошла бурить дальше. Что поделать, люблю я всякие там «брильянты и бусинки», женщина я. Что интересно – плотва их тоже любит, в этом мы с ней похожи.

b_700_700_16777215_00_images_fotonews_yanvar_DSC01120.JPG

Бурила я везде: и на середине, и под берегом, и в корягах. Наконец нашла более-менее приемлемого окуня на входе в небольшой заливчик. Причём, стоял он строго по периметру. Метр вправо, метр влево – и тишина! Наметив перспективную линию автоматной очередью, благо толщина льда не вызывала затруднений, я уселась ловить хоть такую неинтересную рыбку. Тем более что крупный окунчик клевал в одном экземпляре, следом шла мелюзга. Такое ощущение, что воспитатель вывела младшую группу на прогулку.


Народу, тем временем, прибывало. Появился охранник. Он подошёл к мордвину, и я чётко слышала весь диалог:


- С праздничком! – был день Святого Николая. – Сколько вас? А платить собираетесь?
- Не собираемся. А за что? За эту мелюзгу?
- Как за что? У нас тут платный ставок.
- За «посидеть на льду» платный? А где это написано? Давай, показывай договор аренды, документы на зарыбление. Может, тут вообще кроме окуня ничего нет? И вообще, ты кто такой? Может, ты просто мимо проходил и захотел на праздничный стол денег с дурачков собрать?


Охранник быстро пошёл мимо меня. Я чётко слышала, как он кому-то ругался в телефонную трубку. Из нормальных слов я разобрала только «слишком грамотные», остальное всё было, мягко говоря, нецензурное. Ох, и умеет наш народ общаться исключительно матерными словами, как будто и в школе не учились, и радио не слушали, и культурных людей в жизни не встречали. Я уже не говорю о походах в различные инстанции, вроде собеса там, или сбарбанка. Неужели они и там так разговаривают?

b_700_700_16777215_00_images_fotonews_yanvar_DSC01128.JPG


У Вадика русского трижды срабатывали жерлицы. Он их наставил штук десять. Спешил, нервы не выдерживали, вот и вырывал рыбку изо рта щучки. Подсекать-то нужно после паузы, когда катушка заработала второй раз, это все знают.

И Вадик знает, только забывает обо всём на свете, когда слышит треск. Мои две щуколовки скромно молчали в сторонке. Вадик оказался умней – он рыбачил вдоль бровки. Дальше начинался прозрачный лёд, и рыба скопилась как раз в этом месте, боясь идти на светлый участок.


На повороте пристроилась кучка карасятников. Года три назад один мужик поймал там карпа на восемь кило и выложил в интернет. С тех пор паломничество в тот угол не прекращалось. В этот раз не клевало и там. Мужики шумно общались, смеялись, сыпали анекдотами. Было слышно каждое слово. Не обходилось и тут без нецензурщины, но было как-то терпимо. До тех пор, пока у одного из них не клюнул карась. Вот тут началось! Летом густая зелень вдоль берега глушит звуки, не такая слышимость, а тут – хоть уши затыкай, каждое слово как удар по голове. Ну не могу никак привыкнуть к такому, режет слух и всё тут! А они шумно тянули этого карася, потом шумно восхищались им, настолько шумно, что прибежал охранник за деньгами. Мужики шумно обложили грязными словами и его, быстро смотались и уехали на другой ставок. Охранник тут же позвонил хозяину и минут двадцать поливал матом беглецов так громко, что я опять невольно слушала каждое слово. Настроение моё поникло, начало подташнивать и захотелось убраться куда-нибудь «в гузырь», благо размеры водоёма позволяли уйти очень далеко. Только вот лёд вызывал опасения, замёрз неравномерно.

b_700_700_16777215_00_images_fotonews_yanvar_DSC01129.JPG


Уходить далеко я всё же побоялась. Оставаясь на безопасном расстоянии от своих компаньонов, я окинула взглядом окрестность. И тут увидела на берегу такое чудо, что чуть не упала со стульчика. Там лежали ракушки таких огромных размеров, каких я в жизни не видела, даже на море. Сразу же забыв обо всё на свете, я ринулась на берег с одной мыслью: вот дочке-то будет подарок на день Николая! И… завязла у берега…


Оказалось, что водоём был приспущен на пару метров, потом у берега подмёрзло, притрусило красиво снежком, но под этой белоснежной кромкой по прежнему оставалась вязкая грязь. Вот в неё-то и угодил мой сапог. Хорошо, хоть одной ногой, другая на льду осталась. Получается, что в этот день мне суждено было искупаться не только в море грязных слов, но и впервые в жизни ощутить на себе силу настоящей болотной трясины. Чем больше дёргала я сапог, тем сильнее его засасывало. Причём, мои усилия были совершенно тщетными, словно маленькая козявка барахтается в банке мёда. Ещё чуть-чуть, в сапог наберётся грязь, и – прощай рыбалка! Сами знаете, что такое сидеть на льду с мокрой ногой. Пусть даже одной, пусть даже при плюсовой температуре, всё равно чревато последствиями. Мне пришлось выдернуть ногу из сапога, стать на колени, и тащить на себя этот сапог обоими руками. Хорошо хоть там была кучка снега, а на мне было четыре носка, не успели промокнуть. Но на память об этом приключении у меня остались две огромные ракушки и ничем не отмывающийся, ароматный сапог…


Тем временем вечерело. Дни в декабре катастрофически быстро заканчиваются, тем более, когда стоит такая погодка: ни ветра, ни мороза, просто клюй и клюй, но не хочет, вредина! И тут рядом остановились два мужичка с санками, полными жерлиц. Один из них был хромоножкой. «Бедненький, - подумала я, - ножки болят, а он на лёд вышел. Да с ночёвкой, видать, раз так поздно. Наверное, щука тут ночью лучше клюёт. Вот умничка, настоящий рыбак, не боится трудностей!»

b_700_700_16777215_00_images_fotonews_yanvar_DSC01132.JPG


Мои благородные мысли прервал сам предмет восхищения. Стоило ему открыть свой рот, как мнение о нём не то чтобы кардинально поменялось, оно просто рухнуло ниже уровня льда. Ох, как же он рассуждал об этой щуке, которая сегодня не хотела ловиться! Какими словами он её называл, как изощрённо строил свои предложения, в которых из нормативной лексики проскакивали разве что знаки препинания. В его речах было трудно разобраться, да и не было желания. Хотелось снова уйти, опять стало плохо. Уходить подальше было поздно, поэтому я несказанно обрадовалась, когда эта парочка, расставив жерлицы, убралась восвояси.


Ах да, чуть не забыла! Можете не верить, но именно в тот момент, когда над ставком разлились первые потоки брани в наш адрес, когда охранник с телефоном пошёл в мою сторону, у мордвина под ногами всплыл толстолобик. Мы опять посмеялись по этому поводу, вроде как и рыба здесь культурная, глушит её словесный поток при такой слышимости. Когда вырубили толстолобика изо льда, оказалось, что его побила щука. Вот каких живцов она тут предпочитает, а мы, глупые, в термосе привозим.


Когда я вернулась к своим «стразикам и глазикам», они оказались пусты. Я долго думала, кто мог покушаться на сало? Если мотыля мог обгрызть тот же окунь, то сало ему не нужно и даром. Немой вопрос на моём лице сразу вызвал ответную реакцию под водой. Вадик мордвин вытащил рака. Этому товарищу всё равно что кушать, но поймать его на крючок весьма и весьма сложно. Особенно зимой.


Рыбалка неумолимо двигалась к концу. Нужно было сматываться. Рыжий Вадя пошёл к своей «каличной» жерлице. За весь день к нему на тюльку попался только один окунь, да и тот мелкокалиберный. Вадик был расстроен. У мордвина хоть толстолоб и куча «лушпаек», у меня пяток приличных горбачей в довесок к тем же «лушпайкам», а вот у рыжика даже и того нет, не везло ему сегодня. Я наклонилась над своими удочками, и тут слышу радостный вопль. Вадя рыжий тащит щуку!


- А я весь день слышал, как что-то трещит. Подниму голову, гляну на жерлицы, вроде флажки на месте. Но эта ведь без флажка! Во зажрала, аж до хвоста, - приговаривал он, выковыривая крючок. – Настоящая жерлица! А вы говорите: «Телевизор, телевизор»! Иногда и полезно посмотреть. Сделал всё, как там сказали, и шестьдесят сантиметров от дна, а не как вы – двадцать! Надо же! Первая щука в моей жизни!


От счастья рыжий Вадя ещё больше порыжел, и веснушки на его лице выступили ярче, и небо над ставком посветлело, и настроение поднялось. Всю дорогу назад он радостно щебетал. Пусть хоть для него эта рыбалка закончилась празднично. Я же для себя решила больше никогда сюда не возвращаться. Мало того, что ставок бездумно эксплуатируют, сети зимой и летом не вынимают, так ещё и требуют денег за такой «культурный» отдых, после которого никакие таблетки не спасут от головной боли.


Интересно, откуда взялось название этого села? Неужели его основали особы королевских кровей? Куда же они подевались потом? Ау, принцы, вернитесь на Принцево! Наведите здесь порядок, так дальше нельзя! Это же просто не соответствует реальности - Принцево не может быть без принцев! Или хотя бы переименуйте, если уж в округе не осталось и капли духа от благородного основателя…
 

Автор: Зубатка

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить