Мечты сбываются

Мечты сбываютсяГоворят, что первую половину жизни человек живёт мечтами, а вторую – воспоминаниями. Когда из моей жизни ушёл самый главный страх, я подумала: «Ну, вот и всё… Мечты закончились, остались только воспоминания». Ага, как бы ни так! На деле это оказалось только началом моей длинной карполовной эпопеи.

Когда это началось, на календаре была поздняя осень. На улице же настоящее бабье лето, передвинутое капризами природы на конец октября. Мы с Серёгой решили проскочить в закрытое место, куда меня пускал один из семи арендаторов. Просто глава сельсовета настолько поднял арендную плату на водоёмы, что местное население вынуждено было брать их в складчину, поэтому и получилось, что на этом небольшом ставочке дежурило по очереди семь человек. В этот день как раз по графику выпадало дежурство моего хорошего знакомого, а там, под водой, проживала одна из моих неизведанных рыб – судак. Вот мы и рванули, предварительно набрав полный багажник спиннингов. Вернее, спиннинга было только два, самых лёгких, поскольку судачок в этом водоёме до гигантских размеров не дорос, а так хотя бы мелкого окуня пострелять, если не задастся. Зато уж всяких прибамбасов к этим спиннингам, так и правда полный багажник: у Серёги воблеров целый ящик, он на них помешан, а у меня ведро силикона – коллеги надарили. Ну, и катушки с разными шнурами, разной конфигурации и цвета. Серёга тоже подвержен этим экспериментам, да и меня заразил.

Начала я с «калифорнийского червя». Толя Мореман как-то убедительно рассказывал, что ни один судак мимо него не проплывёт, если правильно делать анимацию. Я и делала. Чуть не уснула, до того скучную анимацию любит судак. Потом пробовала уловистый силикон от Олежки Короти, потом секретный воблер Вовы Эхолота, весь побитый щучьими зубами, и, как последний аргумент – вертушку, за которой у меня всегда гонялась мелюзга. Но ничего! Серёга тем временем утопил свой дорогущий воблер и долго полоскал больные ноги в холодной, грязной воде. Отцепившись, он тут же взял мелкого «шнурка» и подбил себя, слишком рьяно выковыривая тройник из зубастой пасти. Японские крючки с лазерной заточкой не подвели, они пробили палец насквозь. Кровища хлестала на километр! В этот миг почему-то вспомнился классический сюжет из знаменитой российской комедии. Там в банке с червяком, крючком и пальцем совсем не было крови. Разве такое возможно?


Как бы то ни было, но настроение испортилось окончательно. И тут на помощь пришёл местный сторож. Он рассказал о брошенном водоёмчике, который прежние хозяева не смогли полностью спустить. Крупную рыбу выбрали сетями, а вот окунь и прочая мелюзга осталась. Там и щучки было много. «Эту заразу ничем не истребить», - с горечью добавил он, исходя из собственного опыта. Много лет они пытаются развести в этом водоёме мирную рыбу, и всё время им мешает щука. Всем известно, что по прожорливости она опережает всех полосатых и клыкастых аборигенов вместе взятых.


Получив подробное описание места расположения водоёма, мы двинулись в путь. Время подходило к обеду, но осенью это особой роли не играет. Нашли мы это место подозрительно быстро. Старую, разбитую, но асфальтированную дорогу окружала крошечная деревенька в две дюжины домов. В глубине огородов виднелся прудик, в который впадала мелкая речушка, и на ней дедок какой-то странный сидел, похожий то ли на лешего, то ли на водяного. Хитренько так на нас посмотрел, поздоровался ласково, информацию про хищника подтвердил.


Внешне ставочек оптимизма не внушал: какой-то мутный, совсем мелкий и безжизненный. Даже малёк не копошится, несмотря на тёплый день. К тому же вода в нём спущена до такой степени, что деревья вокруг едва крепятся, обвисая на обнажившихся корнях. Зрелище весьма плачевное. Но делать нечего – раз уже приехали, то размотали спиннинги. Со стороны мы смотрелись как два сумасшедших, народ нас не понял бы. Всё равно что макать удочку в городскую лужу, по-другому это не выглядело. Начала я с самой мелкой вертушки – «Mapps-00». И тут же что-то подцепила! Окунь, как тогда показалось мне, лениво дёрнул жирным телом, взмахнул красным хвостом, легко отцепил крошечную блесну на тонюсеньком поводке и ушёл в сторону. О глубине тут и речи быть не могло, можно только ходить туда-сюда по поверхности, если не зарываться в ил. И тут во мне проснулся азарт! Надо же – здесь водится такой крупный окунь? Целый час мы с Серёгой хлестали водоём со всех сторон разными видами приманок, но и поклёвки не добились. В конце концов Серёге это надоело, и он ушел на речушку, она ему показалась привлекательней в щучьем плане.

Дедок как раз на омуте сидел. А я решила в качестве последнего аргумента достать свой чуть ли не единственный трудовой воблер, купленный на всю зарплату в начале века. Японское произведение искусства предназначалось для поимки голавля, но гонялось за ним всё, что ни попадя – начиная от мелкого краснопера и заканчивая ленивым сомиком, поднявшимся когда-то с неизведанных глубин. Сомик тогда только посмотрел и ушёл, но окунь брал приманку исправно. Поэтому я и решила рискнуть. Тем более что дно мы простучали со всех сторон, цепы нигде не обнаружили, а значит и рисковать дорогим сердцу и кошельку приспособлением не доведётся.

Мечты сбываются


Удар я получила с третьего заброса. Ну как удар? Это было похоже скорее на цепу, только повело как-то странно. А затем и вовсе начало таскать по дну. Только тоже как-то странно – по прямой. И что самое страшное – я одна на водоёме! Серёга-то ушёл к дедку…


Только я об этом подумала, как «кузнечик» прискакал. Сказал, что его дед отправил назад, словно почувствовал что-то. Тем более что на речке Серёга тоже проводил время зря.
Увидев, что я вся в процессе, даже вспотела и дрожу, он ехидненько так произнёс:
- Ну что, идти за подсаком? - В нашей с ним рыболовной дружбе уже много раз было такое, что я таскала огромную рыбу, а потом, как только рядом появлялся подсак, сразу же упускала.


- Не надо. Как-нибудь сама. Да и берег тут пологий, если это месиво можно назвать берегом. Не пойму только что там, - слабея больше от переживаний, чем от усилий, устало сказала я. - Видишь, как оно ходит?
«Оно» и правда ходило по диагонали. Как только я его подтягивала к берегу, тут же на определённом расстоянии срабатывал фрикцион, и неведомая рыбища уходила от меня прямо, влево или вправо, но неизменно по прямой, без всяких там зигзагов и «свечей».


- Двушка, не больше, - потрогал кончик изогнутого в дугу спиннинга Серёга. – Может помочь?
- Ни фига! В этот раз сама! Да и не двушка там, вот увидишь…


Серёга пожал плечами и отошёл в сторонку, с интересом наблюдая за моими телодвижениями. Работала я впервые в жизни как профессионал – хладнокровно и не суетясь. Это так со стороны казалось. На самом деле внутри всё трусилось, а в голове пульсировала единственная мысль: «Уйдёт, как пить дать уйдёт! И опять буду кормить коллег байками о большой рыбе! Ещё пара-тройка таких случаев, и мне перестанут верить! Хорошо хоть в этот раз свидетель есть. Да какой он свидетель? Попробуй потом докажи, что тут больше двушки, и намного больше, я ведь чувствую!»


- Только бы не откусила, только бы не откусила, - шептала вслух.
- Что там у тебя? «Супер-хорнет»?
- Да. И поводок из флюрика, 0.18. Мало того, что тонковат, да ещё и жёсткий, может поломаться на узле. У меня такое уже было.
- Так почему ты зимнюю не ставишь?
- Флюрик лучше всего зубы переносит. Альтернативы пока что не нашла.

Мечты сбываются


Всё это я произносила, пыхтя и отдуваясь. Рыбища ни на шутку вымотала не только весь шнур до самой подмотки, но и мои силы. Ноги по щиколотку увязли в жидком месиве, колени затекли, руки онемели, а рыба никак не выбивалась из сил, всё уходила и уходила. По-прежнему странно, по диагонали. Она сдалась только через полчаса. Я уже хотела спиннинг Серёге отдавать, рук не чувствовала совсем. И тут над водой поднялся огромный хвост! В его основание крепко впился малюсенький тройник «Супер Хорнета». Серёга сразу же изрёк:


- Карпик. За хвост поймала. Я так и думал. – И побежал к деду за подсаком.
Хоть и назвала я его «Папой Снеком», потому что его сын зарегистрирован у нас на сайте под ником «Снек», но похож он больше на кузнечика: такой же длинноногий, так же быстро скачет и ещё быстрее разговаривает, словно стрекочет. Если медленно шевелить извилинами, не всегда и поймёшь, о чём он говорит.


Подсак подоспел вовремя. Ещё бы чуть-чуть, и мои руки отвалились бы. А карпик к тому времени мог и отдохнуть. Хотя, как показала моя последующая практика, отдыхают эти толстые рыбищи очень долго, вплоть до зависшего над ними ножа.


Подсак оказался самодельным, нелепым и коротким. И за это спасибо, без него наверняка ничего не получилось бы. Серёга тяжело вздохнул, снял сапоги, носки, штаны, и в третий раз за сегодняшний день полез в воду. Карпиха,- а, судя по толстому животу, это была она, - еле поместилась в маленький подсак, но пошла на сушу как бревно. Если бы не хлопающие жабры, можно было подумать, что она уже умерла. Серёга, зная мою широту души и привычку делиться радостью со всем миром, сразу же предостерёг:


- Ты не забывай, что тут село вокруг. Это на брошенный и выцеженный водоём нет хозяев, а если такую рыбищу увидят, сразу же сто хозяев найдутся и с вилами прибегут. Я с подобным уже сталкивался.


И правда могли отобрать. Хоть село и казалось безжизненным, из всего человечества мы только дедка там и встретили, но окна домов через убранные огороды смотрели прямо на нас. А мне очень хотелось попробовать мясо большой рыбы, тем более дикой, не кормленной сто лет. По слухам, водоём брошен уже почти как полгода, да и до этого рыбу там не сильно закармливали. Вернее, совсем не кормили. И как она там выжила, эта несчастная карпиха? Всё равно бы зиму не пережила, умерла бы если не от голода, то от кислородного голодания уж точно. Так что пусть хоть после смерти сделает доброе дело, накормит кучу люда. Ведь, если верить библии, она для этого и создана.


Еле подняв с земли тяжёлую добычу, я взяла её на руки как ребёнка, по-другому было не удержать. Серёга быстренько сделал пару кадриков, быстренько укутал рыбу в куртку и засунул в багажник, быстренько отнёс подсак, наврал деду что-то про «сход», и мы укатили восвояси. Дед только улыбнулся хитренько и пожелал удачи…


Поехали сразу к Серёге, потому что я не знала что делать с такой огромной тушей. У него дома была куча радости, восторга и гордости. Началось ещё со двора, где мы взвешивали трофей при помощи безмена. Пружинка растянулась до отметки 8кг. Проходивший мимо мальчик отвесил челюсть. Я почесала затылок, слегка поднажала на язычок безмена, и в кадре запечатлелось 8.5кг. Хоть и так вроде как хватало на удовлетворение амбиций, но всё равно хотелось больше. Потом была испуганная кошка, которой мы пытались показать откуда берётся еда. Потом был Руслан «Снек» с круглыми глазами и возгласом «ОГО!», а ещё до этого улыбающаяся Юлька, которой муж приволок «уж обед так обед!». Чистили скопом и очень долго. Отдирали буквально по чешуинке, опыта-то у нас нет. Поделили пополам, но мне очень хотелось угостить и своих свёкров, они такой рыбы тоже давно не видели. Чтоб не портить размер моего филе, отрезали кусочек от Серёгиной доли, это было мне на пробу. В карпихе было немало икры, целая большая миска. Теперь я поняла откуда берутся 25 миллионов икринок, когда рассказывают о неимоверной плодовитости этой рыбы. Если бы в природе не было злостных икроедов, то всей воды мира не хватило бы, чтоб разместить её потомство.


Целое филе и половину икры мы отвезли на другой конец города, к свёкрам. Получив и там порцию восторга, я отправилась домой, где с нетерпением пожарила свой кусочек и свою котлетку из икры. Ну что я вам скажу? Много раз я слышала разные мнения. Кто-то говорил, что карпа меньше 4 килограмм не берёт, потому что нет того насыщенного вкуса. Кто-то наоборот, большого не любит, потому что «кожа толстая, как резина, и мясо воняет ряской». Никакой «резины и ряски» я там не нашла. Наоборот, кожица нежная и очень вкусная, а мясо сочное и тает во рту.


Ладно, журнал у нас совсем не гастрономический, так что не будем вдаваться в подробности. Скажу одно: вкус этой рыбы оказался намного лучше, чем вкус победы. Да и была ли она, эта победа? Узнав, каким методом я добыла эту тушу, свёкор презрительно скривился: «А, так это случайно? Да ещё и за хвост забагрила? Это, получается, ты его вроде как за руль поймала. Конечно, не трудно вытащить на берег рыбу, потерявшую управление. Да ещё и из такого пруда, где она столько месяцев умирала от голода. Теперь понятно, почему её мясо не жирное совсем». И никакие аргументы в свою защиту не были приняты. Оно и понятно. Какой ещё мужчина сможет признать своё поражение? Ведь когда-то на моих глазах свёкор упустил килограммового карася, о чём тут можно рассуждать? И никакие байки об огромных тайменях из быстрых речек Монголии тут не помогут. А я-то ведь поймала на ультралайт с кастингом 0-7 грамм! На тот самый «Фаворит Лагуна», на который однажды не смогла выморить карпика под килограмм на местном водоёме.

Помните, в весеннем номере журнала я вам намекала, что осенью о чём-то расскажу? Вот и рассказала.

Теперь знайте: мечты сбываются, если очень сильно захотеть. И неважно каким образом. Главное, что я поборола страх перед большой рыбой. Теперь я смогу на неё охотиться целенаправленно, а не случайно, как раньше. Когда знаешь, что на том конце удочки большая наживка и большой крючок, чувствуешь себя уверенней, если, конечно, не боишься того, кто придёт за этой наживкой. Но, как показало время, мечты со временем растут. И дело тут не в массе рыбы, а в её хитрости, уме и изворотливости. Пришлось и мне потом немножко попотеть, чтоб раскусить эту рыбу до конца. Хотя, я сильно сомневаюсь, что до конца. Ещё помечтаем, ещё поживём!


Да, чуть не забыла. Мы же больше никогда не смогли найти тот водоём! Его нет ни на карте, ни в реальности. Мы пытались искать по спутнику, спрашивали у местных, объездили всю округу на автомобиле, но ничего подобного не нашли. Да ещё и село оказалось безымянным. У нас на Полтавщине в последнее время половина сёл без имени, табличек нет ни на въезде, ни на выезде. А тот самый сторож, что нас туда направил, разводит руками. Говорит, что направлял совсем на другой водоём. Никакой речушки с омутом там и близко нет. Мистика какая-то! А у меня мурашки по коже, как только я вспоминаю того дедка, похожего на лешего, и его таинственную улыбку
 

Комментарии  

0 Аверин 14.11.2016 14:04
Хорошо! Молодец Зубатка! Картинно!
Слегка ковырнула фраза "журнал у нас совсем не гастрономически й", но я так понимаю, для журнала было писано :) а потом уже сюда попало...
Ответить
+1 дядько Ганс 16.11.2016 08:42
Занятный фельетон.Мистик а какая-то :)
Ответить
0 Zubatka 01.12.2016 14:59
...
Ответить
0 Сергей 07.01.2017 12:28
Рассказ как в триллере :) Зачет!
Ответить

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить