https://www.mirrybolova.com.ua

Война миров или карполовная эпопея (часть вторая)

DSC06547_1.jpgПамять человеческая избирательна. Всё, что доставляет нам боль, она старается стереть. Но это с какой стороны посмотреть. Если со стороны противоположного берега, где сидел в тот день дядя Витя, то это выглядело незабываемо, можно сказать даже смешно.

За пару недель до события мы сидели на мостике со свёкром. Он как раз привёл внучку искупаться, а я досиживала последние минуты, потому что солнце уже выползло из-за дерева и ощутимо припекало в макушку. Дед вспомнил молодость и отобрал у меня удочку, а я стояла за его спиной и наблюдала за поплавком. И тут вдруг в буквальном смысле выстрелила моя тяжёлая карповая снасть, которая с утра упорно молчала. Она резко дёрнулась, взвизгнул фрикцион, сразу же слетел защитный колпачок с рукоятки, и удилище вылетело из стойки. Я замерла от неожиданности, а дед схватился за рукоятку в миллиметре от воды. Но леска уже провисла, карп сорвал снасть. Вернее даже не сорвал, а отвязал, как потом я поняла по кончику лески. За эту леску когда-то мой напарник пытался вытащить бревно. Ему пришлось даже одевать рукавицу, но леска подалась только тогда, когда разогнулся крючок. В этот раз оснастку я продевала в петлю, узел сделала одинарный, а леска скользкая и эластичная. Это и подвело. Но реакция свёкра на произошедшее меня подзадорила. Он сделал большие глаза и вопросительно произнёс:

- Так какая же это здесь рыба, если рвёт такие снасти?


Да, нужно было видеть моё мощное удилище, катушку трёхтысячку и леску 0.4, чтоб так удивиться. Помимо узла ещё подвёл фрикцион. Наверное, туда попала песчинка, и он заел. Карпику повезло и в этот раз. А вот мне с удвоенной силой захотелось посмотреть: до каких же размеров доросла эта рыбёшка за два сезона?


Я поднатужилась, заработала денежку и купила катушку с бейтраннером. Потом научилась вязать двойной узел и позвонила Вите Цетковскому. Спасибо ему за терпение, потому что пришлось долго выпытывать всё, что он знает о карпе, иногда задавая глупые вопросы. Но умный рыб словно чувствовал, он упорно молчал. Игнорировал он мой неправильно запаренный горох, потом не тронул правильно сваренную, ювелирно вырезанную картошку, а уж такие насадки как бойлы и консервация разных видов, вызывали у дикого брата откровенное презрение. Но тут вдруг неожиданно на рынке появилась кукуруза.

В июне месяце! Во коммерсанты дают!


Следуя рекомендациям Вити, я кормила карпика тем же продуктом, что и насаживала на «волос». Сидя на мостике, я бросала под него всякий мелкий корм и ловила плотву на поплавчанку, чтоб совсем уж не сойти с ума от скуки. А карповую снасть забрасывала чуть подальше, в ямку, которую выбили ныряльщики. Мостик-то сельсовет построил для пляжников, моим он мог быть только с раннего утра.

Правда однажды в 4-00 я пересеклась с подвыпившими экстремалами, которые тут упражнялись ещё с ночи. Только успела настроить снасть, как мостик задрожал, из-за моей спины выскочил огромный дядька, пронзительно взвизгнул и улетел в воду. Он вынырнул, а я забросила в эту точку снасть и почти сразу же получила поклёвку. Карпик затянул на килограмм и был отпущен без фотосессии. Такая рыба мне была уже не интересна. Но ямка, из которой я его получила, меня заинтересовала. Удилище-то у меня короткое и жёсткое, новая катушка тяжеленная, сильно не размахнёшься. А грузик на 60 грамм, далеко не улетит. Вот и бросала я на расстояние пятиметровой поплавчанки. Туда же летели и зёрна приторно-сладкой кукурузы под названием «бондюэль». Правда карпик всё больше шнырял под мостиком, где я ловила плотву. Ловила я её на перловку, запаренную свежим, ароматным прикормом от «Турбо Бейтс», которую мне выдал в виде премии местный предприниматель. За утро противный карпик мог оборвать до пяти крючков. Однажды я даже посмотрела в глаза наглецу, сумев его поднять над водой. Карпик был небольшой, меньше килограмма, и зацепился он жаберной крышкой. Из чего я сделала два вывода: во-первых - под мостиком бегает мелкий карп, во-вторых – он хватает всё подряд, на любой глубине, так что ловить плотву «с полводы» или краснопера сверху бесполезно, всё равно крючки не спасёшь.


И вот настал тот самый роковой день, который я вспоминаю с содроганием. Нашу планету снова лихорадило, и, хоть днём было жарко и сухо, ночью температура опускалась до плюс двеннадцати. Впору было собирать грибы на туманах, я же упорно сидела на карпика. Помню, как замёрзла в то утро, как сырость пробирала до костей, как ждала появления над горизонтом спасительного солнышка, которое сразу же начинало припекать, едва показав свои первые лучики.


В полпятого уже было светло. В пять я ещё не видела ни одной поклёвки. В полшестого откровенно заскучала, в шесть расслабилась и положила удочку на мостик, чтоб разогнуть спину и посмотреть время. Но, как только достала телефон из кармана, удочка быстро заскользила по мостику. Надо же! Ну до чего коварная рыба, как будто сидела и ждала удобного момента!


Вы знаете, что делает истинный фанат рыбной ловли в такой ситуации? Правильно! Он отбрасывает всё, что мешает, и спасает самое ценное. Вот и я швыряю телефон в воду и ловлю самое ценное - удочку.

Ловлю её уже над водой. Так и лечу топориком вниз, в позе эмбриона, поскольку выпрямить спину ещё не успела. Всё, что произошло дальше, помню смутно. Вода была тёплой, как парное молоко, а удочка, зажатая в кулаке, была скользкой. Карпик, висевший на том конце удочки, рывками тащил меня в ямку. Я же висела вниз головой, ничего не понимала, только чувствовала, как идут пузыри из моих ноздрей и туда больно, синхронно с рывками, затекает вода. Когда в глазах потемнело, а голова превратилась в спелый арбуз, готовый вот-вот разорваться, какая-то сила меня вытолкнула на поверхность воды. В тот же миг резко захотелось жить.


Позже, анализируя ситуацию, я поняла, что отношусь к тем людям, которые в стрессовых ситуациях, как бы это выразиться, на какое-то время впадают в ступор, что ли. В моей жизни такое было несколько раз.

Может быть это защитная реакция, потому что в панике я могу наделать глупостей. А так, вероятно, жизнь решает всё за меня – быть ей во мне или не быть. Ведь я даже не помню, как оказалась на мостике. Могу только воспроизвести со слов дяди Вити:


- Слышу громкий всплеск, поднимаю голову и вижу, что Ирины на мостике нет, только круги на воде.

Потом от мостика на середину пошла дорожка из пузырей. Потом и пузыри закончились, а Ирины всё нет.

Хотел уже в воду прыгать, как тут она появилась над водой, словно её что-то вытолкнуло, даже подпрыгнула над поверхностью, и погребла к мостику. Вышла по лесенке словно робот, удочку над головой держит, как флаг, села на табуретку, обтекает и молчит, на мои громкие вопросы не отвечает. Только сизый пар, словно дух святой, клубится над её головой…

b_700_700_16777215_00_images_fotonews_yanvar_fotorybalka_DSC06547.JPG


Что-то понимать я начала в тот момент, когда тёплая водичка испарилась, и под мою мокрую одежду начал проникать пронизывающий до костей туман. Первая реакция была – позвонить сыну. Я тупо шарила по карманам в поисках телефона, потом тупо за ним ныряла под мостик, потом так же тупо водила синими пальцами по чёрному, мёртвому экрану. Вокруг меня уже сбежались зрители, искали водку, но, слава Богу, не нашли, пытались разобрать телефон, но тоже не смогли. И тут я прочувствовала всю глубину поговорки о том, что спасение утопающих – дело самих утопающих. И как только пришла ко мне эта истина, я перестала слушать гадости по поводу моего «фуфлыжного китайского телефона» и собственной неосторожности, сняла с себя мокрые вещи, развесила их по железным перилам той самой лесенки, по которой только что выкарабкалась на мостик, сняла крышку телефона, вытащила сим карту, положила телефон на табуретку, а табуретку поставила на солнышко, которое уже поднялось над горизонтом по безоблачному небу. Правда это помогало слабо, потому что по-прежнему было холодно и сыро. Если быть точным, то с утра было градусов пятнадцать, а днём больше тридцати. Самое смешное, что я даже тапки не потеряла! Зато выбросила телефон…


Разумеется, в тот день я ничего не ловила. Сначала носилась с телефоном и сушила вещи, потом веселила подтянувшихся спортсменов, затем многочисленных отдыхающих, и, как только вещи подсохли, собралась да пошла домой. Могу поделиться ещё одним печальным опытом: всегда держите номера телефонов своих близких в голове или на бумажке, а не только в памяти мобильников. Как я ни тужилась, но ни одного номера, кроме собственного, так и не смогла вспомнить. А если бы дело обстояло куда страшней? Кому звонить в такой ситуации? 112 не вариант. Они пока соединят, пока выпытают все данные, то уже и помощь может не понадобиться. Был у меня такой печальный опыт. Как-нибудь, возможно, расскажу.


Вот так и повелось с того дня: телефон ношу в водонепроницаемом пакетике, номера сына в кошельке на бумажке, а удочку больше не выпускаю из рук. И всё равно регулярно слышу:


- Ну что, клюёт? Нет? Зато сухая! - И громкий хохот на весь берег…


А природа всё же смилостивилась надо мной. С того самого момента, как только я поставила на свой вызов всей родне песню «Я водяной» в исполнении легендарного Анатолия Папанова, и начала бубнить под нос её слова, дух воды стал регулярно выдавать призы. Первого карпика я взяла буквально на третий день, как только зализала раны и отважилась на повторный подвиг. Причём, дело обстояло уже почти днём. Солнце давно вышло из-за дерева, но было облачно, поэтому не так пекло. Я задержалась потому, что веселила пляжников. Всё-таки не каждый день происходят такие события, а из первых уст услышать намного интересней, чем собирать различные сплетни по округе. Поэтому пляжников резко прибавилось, и отпускать они меня не собирались. И вот в тот самый момент, когда на берегу стоял охранник, рядом с ним какой-то лысый дядька с волосатыми руками, а в воде две тётеньки увлечённо следили за моим красочным рассказом, в тот самый момент запел бейтраннер. Эту песню я не забуду никогда…


В этот раз я уже не спешила. Не хотелось разочаровать зрителей. Уверенно подошла к удилищу, спокойно наклонилась, взялась за рукоятку, распрямила спину, сделала упор на предплечье, и только тогда прокрутила катушку. Бейтраннер захлопнулся и пошёл работать фрикцион. Это тоже была песня, до того точно я его отрегулировала. Профессионалы меня поймут, насколько важны в этот момент хорошо отрегулированные снасти. Карипик сначала потащил меня в траву. Там он застрял, да и я его притормозила у самой кромки. Постоял немного, и пошёл под мостик. Тётеньки по-прежнему стояли по пояс воде, когда он пулей вылетел из-под мостика и попёр в их сторону. Но я-то это понимаю, а они-то не видят, что происходит под водой! Ору им:


- Бегите! Он сейчас в вас врежется! – а они стоят, рты открыли, ничего не понимают.


Вот так он и вклинился в их стройные ряды. Правда они опять ничего не поняли, только взвизгнули и друг в друга вцепились. Я же карпика вовремя вырулила, не успел он многократно обвиться прочной леской вокруг их тел.


Шуму было много. Зрителей ещё больше. Я аккуратно вывела уставшего карпика на пологий берег пляжика, охранник взял его под пузо и вручил мне в руки. Под животик брать товарища я побоялась: вдруг не успею сфотографировать, всё же под мостиком вода, а рыб очень сильный и непредсказуемый, хоть и претворился в этот момент мёртвым. Поэтому аккуратненько взяла под жабры, расцеловала под щелчки фотокамеры и передала в волосатые руки лысого мужчины. Просто сама побоялась наклоняться с такой ношей, у меня ведь застарелый радикулит…


Пляж тем временем гудел. Кто-то восторгался, кто-то злобно шипел: «Так тут же ловить нельзя! Там же таблички висят!» Но когда мохнатые руки отпустили карпа, настроение пляжа резко поменялось. Все искренне недоумевали, как можно отпустить рыбу, добытую ценой чуть ли не собственной жизни? И это дорого стоит. Ведь не каждому дано понять, как это трудно, какая это победа над собой. Но я обещала.

Обещала отпускать рыбу хотя бы два сезона, пока в ней не появится икра, и она самостоятельно не пойдёт на нерест. В этой рыбе было уже почти три кило, и она созрела для воспроизведения себе подобных. Я не уверена, что это именно она хотела меня утопить, но после того, как подержала её на крючке, получила полную компенсацию за свой позор. Спасибо хозяину местных вод, спасибо «новоявленному барону» Игорю и его другу Жене, которые зарыбили этот водоём, за подаренные эмоции, но мне этого мало! Были в тот сезон и другие карпики, одного даже забрала, чего греха таить.

Очень уж хотелось попробовать того, кого кормила два лета и две зимы. Надо отметить, что кулинарные свойства этого продукта меня разочаровали. Не моя это рыба, не могу я такое есть. Если мелкие, до килограмма, карпики напоминают мне молочных поросят, - рыбий жир и кости, - то крупный напомнил мне верблюда. Какой-то горбатый попался, губастый, в горбу сплошной жир, да и мясо безвкусное, жидкое, из него бы холодец варить.


Мораль сей басни такова: не хлебом единым жив человек. Иногда важнее эмоции. И, когда жизнь основательно придавит, то идите на водоём. Глядишь, там вас утопят, напугают, заморозят, и ваше существование на этой планете приобретёт новый смысл. Прозябание сразу же превратится в жизнь, и эта жизнь покажется не такой уж безнадёжной. И все проблемы вдруг уйдут. Останется только одна: как бы заполучить ещё более крупного карпика, но уже меньшей кровью, поумней как бы, грамотней, что ли…


Ах да, чуть не забыла: телефон в таких случаях нужно вымочить в спирте, потом дня три просушить, не включая. Мой гениальный сын, мечтающий о технологической сингулярности, подсказал. Работает, сволочь, до сих пор, дай телебог ему здоровьячка на долгие лета!
 

Автор: Зубатка

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить