https://www.mirrybolova.com.ua

Бароновка

baronovka4.jpgЯ всегда говорила, что здесь без цыганщины не обошлось! Во-первых: я тут познакомилась с мужем, на четверть цыганом, у него даже фамилия произошла от имени цыганского барона. И он явно меня приворожил, потому что ни одного из предыдущих мужей я не терпела так долго, как его. Во-вторых: здесь самый дальний ставок от моего дома, на пути к нему нужно миновать каскад из 9 ставков. И всё равно ноги меня несут сюда! Хотя, очень не люблю наблюдать кричащую роскошь этого посёлка. Можно так сказать: Бароновка – Рублёвка по-полтавски, и все меня поймут. Обидно мне. Раньше такие дома строили писатели и учёные, а теперь преступники и прокуроры. У них много денег, но журналов с моими рассказиками они покупать не станут. Для них куда важней инструкции и декларации…

Так вот. Сейчас конец весны. Муж мой закопался в огороде, окончательно превратившись из рыбака в медведку. От этой мысли мне смешно потому, что он родился под созвездием «раков», а кто видел медведку, тот тоже сейчас улыбнётся. И совсем не смешно, что на рыбалку он меня не возит! Хожу пешком. Пять км туда, пять назад. А в девять утра уже привезут работу, и нужно быть на месте. Так что можете представить, какая я сумасшедшая: устаю за день, а в два часа ночи глаза открыла и лежу. Как можно спать, если за окном луна, ветра нет, прошёл дождь (а на Бароновке чем больше грязи, тем лучше клёв, проверено!), да ещё и конец весны – рыба интенсивно питается и нерестится, нерестится и питается?


От одной последней мысли с меня слетают остатки сна. Да ещё и новый фидер купила, руки чешутся проверить. Варю кашу рыбам, добавляю туда прожаренных и перемолотых зёрнышек льна, отрезаю половинку белого хлеба, проверяю червей. Они живут в углу, в туалете, в баночке из-под селёдки, вторую неделю. До того им там хорошо, что даже плодиться начали. Перед этим, считай, месяц дождей не было, земля высохла на полную лопату, и червей днём с огнём негде было нарыть. Пришлось купить задорого, цены на дефицит моментально подскочили. Переживала, что помрут быстро, а они в тёмном углу да на каменном полу себя прекрасно чувствуют! На Бароновку-то без червей нечего и соваться, проверено.
Шла я к ней очень долго. Не поверите, больше месяца! То на одном ставке, по ходу, зависну (у кого-то как раз клюнуло), то на другом. И, по закону подлости, клевало не у меня, как бы я рядышком ни мостилась. То плотвички мелкой надёргаю, то черепаху вытащу, следом оборвав снасти и загнав крючок в палец (больно, бр-р-р!!!) А червяк мой нагулялся, того и гляди от жары подохнет, её в восемь утра уже под тридцать. Делать нечего, нужно на «Бароху» добираться.


Вышла я ночью, чтоб наверняка в темноте миновать все левые «клёвые» места. Как я добиралась, это отдельная тема (трусиха страшная, везде маньяки чудятся), но пришла раньше всех, как раз на рассвете, как и люблю. Вдохнула полной грудью мокрый воздух, поздоровалась с водяными курочками и оценила обстановку. Здесь два ставка. Верхний – для рыбаков, и нижний – для отдыхающих. Меня ведь здесь не было больше пяти лет. Слухи доходили, что верхний хотят «прихватизировать», что «делов уже наделали», но денег нужных не нашлось и всё «заглохло». Теперь эти следы хозяйствования чётко видно. Ставок «побрили». Он стал лысым и неуютным, при этом совершенно не помолодев. Потому что прибрежные деревья побросали в воду, снаружи виднеются их ветки. Может это и хорошо, в целях отпугивания всяческих браконьеров, но и мой-то фидер пролетает, как фанера над Полтавой. С другой же стороны, деревья эти будут гнить, замуливаться, превращая чистое озерко в болото. Да и прибрежная растительность, которой раньше не давало разрастаться затенение, теперь стремительно уменьшает водную поверхность. Да, и самое главное для меня: где тенёчек? Сколько можно выдержать на солнце, если на небе ни одной тучки, а в семь утра уже начинает припекать в маковку? Ведь я любила это место именно за тень…


Грустные мысли прервала поклёвка. Ох, как я люблю линьков! Они такие сильные, такие шустрые, но наживку жуют настолько долго, что успеваешь разработать план подсечки. Сейчас я уже точно знаю, что это линёк. Здесь их много, правда пять лет назад они были малюсенькие, и дёргались легко. Теперь не знаю, может и подросли. Тем более что клюёт у самых зарослей камыша, и, наверняка, моментально туда потащит червяка. Успеть бы подсечь! И не поспешить бы, а то уйдёт, не покажется…

b_700_700_16777215_00_images_fotonews_baronovka2.jpg


Подсекаю вовремя, с удивлением обнаружив, что линёк и правда подрос, на целую мою ладошку теперь. Красавец! С первого взгляда просто чёрный, но на солнце переливается золотом и бархатистой зеленью, глазки-бусинки сияют фиолетово. Загляденье прямо! Ладно, пока иди в садочек, потом решим твою судьбу. Побрасываю шарик кашки в «клёвую точку», может что и покрупней подойдёт. Поплавок тут же начинает ходить ходуном, но это не поклёвки. Это слетелась мелюзга на аромат жареных зёрнышек льна. Теперь можно и передохнуть, клевать не будет полчаса.


Достаю фотоаппарат. Рядом живописно присел какой-то дядька. У него не клюёт, мне становится его жалко.


- Мужчина, идите в угол, – по-хорошему посылаю я его в нелюбимое моей дочкой слово, - что вы тут мучаетесь, там наверняка клюнет, я знаю.


Мужчина улыбается в ответ. В этих краях улыбка – такая редкость! Обычно нарываешься на хмурое молчание или на враждебное зырканье в свою сторону. Менталитет тут такой у местных, мы для них захватчики, «понаехали» и рыбу отбираем.


И тут у меня внеочередная поклёвка! Выложило – это карась – нужно срочно подсекать. Так и есть, он самый. Такой малюсенький, на пол ладошки, а так уверенно выложил поплавок. Нет, мой муж прав: лучше гусиного пера ничего ещё не придумали! Сколько я их уже перевешала на свои удочки – и немецких, и японских, и шведских. Катушку могла бы купить за выброшенные деньги! А их то ветром сдувает, то поклёвку не поймёшь, то огрузку не отрегулируешь. В этом деле я очень придирчивая, мне нужно чтоб всё было чётко и красиво, чтоб рыбалка приносила наслаждение и ничего не раздражало.

Соседка по даче как раз зарезала гуску и «угостила» нас пёрышками, зная, что мы заядлые рыбаки. Супруг соорудил мне поплавок, я покрасила кончик ярким лаком для ногтей и идеально его отгрузила. Теперь видно даже самую ленивую поклёвку, как это любит делать линь. Нервы же не выдерживают. Ну вот, опять! Вспомни – и появится. Кончик поплавка мелко пляшет по воде. Видно, как выпрыгивает белая полоска, не покрытая лаком. Поклёвки равномерные, можно сказать, филигранные. И так долго-долго, просто испытание на выдержку. Но я-то знаю, меня не проведёшь, я на линьках «собаку съела», правда было это пять лет назад.

b_700_700_16777215_00_images_fotonews_baronovka3.jpg


И понесло меня в воспоминания. Как пришла я сюда первый раз, как поразилась чистоте природы, как долго не могла поймать «непонятную рыбу», которую подсекала то рано, то поздно, когда она уже «бросила». Мелких-то дёргала, отправляя назад, а вот покрупней не попадалось. Рыбаков в тот день было много. Кто-то недовольно косился в мою сторону, мол, зажралась совсем, мелкой рыбой брезгует, кто-то молча сидел, делая вид, что ничего не замечает. Но кое-кто проникся моей неудачей, и стал раздавать советы:


- Да не спеши ты, этот линь помучить любит.
- А ты под камыш кидай, он в таких местах «заседает».
- Какой камыш! Видишь, там лужайка почищенная, он такие места любит, это его обеденный стол.
- Ну вот, опять поспешила!


В конце концов Вовка (мы потом познакомились) не выдержал, и показал, когда и как нужно подсекать. А дядя Петя, наш легендарный юморист, посоветовал идти на нижний ставок, «в гузырь», там крупный линь столуется.


На нижнем никого, кроме отдыхающих, не было. Но они не мешали, поскольку плескались на глубине, а я ушла в конец, на мелкий «гузырь», как любят его называть местные. Забросила крючок под камыш, набралась терпения, и принялась выжидать. Долго не пришлось. В этот раз клюнуло сразу, да как!

Никакого подёргивания, просто взяло и пошло в камыши. Как же я орала! Как же он меня таскал, этот рыб! Я его из камышей – он меня назад, я его к себе – он меня к себе! Шуму было столько, что даже хмурые «пофигисты» побросали удочки и как бы невзначай оказались на месте событий. Линя я вытащила. И то, только потому, что «зажрал до самой попы», сорваться не получилось. К моему разочарованию, оказался он чуть больше ладошки. Но силища-то, силища какая! Может это для моих женских ручек так показалось, но дрожь в коленках, ходящие ходуном пальцы и вкус первой победы запомнила на всю жизнь. А рыбаки до сих пор надо мной подшучивают. Особенно дядя Петя, как только меня видит, всё вспоминает мою «акулу» в разных обидных вариациях…


Сегодня «акулы» не клевали. Порадовал только один карасик, остальных я выпустила. В полседьмого клёв как отрезало. Я ещё часик посидела, тут и солнышко начало припекать (в этом году жарюка не по сезону пришла рано), пора домой. Тем более, работа ждёт, не рыбой единой жив человек.


Когда я уже смоталась, то с удивлением заметила, что на нижний ставок пошёл дядя Петя. Меня сразу начали терзать смутные сомнения. Дядя Петя точно что-то знает, рано я смоталась. Крупный карась может начать клевать и в десять, бывает и такое. Но идти расспрашивать времени не оставалось, ещё час домой добираться…

 

Места здесь красивые, рельефные, дорога домой протекает как-то незаметно. Вот вдоль трассы или по тротуару гораздо тяжелей топать, от однообразия быстро устаёшь, и километр кажется двумя. Здесь же на пригорке церквушка с золотыми куполами, пахучая сиреневая аллея, потом каскад ставков (не зацепиться бы языком за рыбаков, за их вечное «только начало клевать»). Ещё немного вдоль Киевской трассы, и вот уже дома. Как хорошо, что живу на окраине! Теперь забросить на форум фотки, похвастаться уловом. Ведь целых две недели до этого ловила только «аквариумных» краснопёрок, стыдоба. А тут карасик за ладошку, два линька и краснопёрка почти на ладошку. Пусть ладошка и моя, но всё же…

 

Знала бы я, какой хай поднимется по поводу моего улова! Пришёл дядя с другого форума, поставил мне своё презрение. Потом пришёл хозяин форума, сказал, что я не люблю природу, раз не выпустила малька. Пришлось мне огрызаться. Не зря меня прозвали Зубаткой, огрызаться я умею.

 

Люди, я встала в два часа ночи, долго шла по темнотище, натерпелась страху, натёрла мозолище и, в конце концов – нагуляла зверский аппетит! А звери не задумываются о размере своей добычи! И вообще, любую рыбу можно запечатлеть на фото так, что она покажется совершенно не такой, какая на самом деле. Это моя вина, забыла бросить зажигалку (не курю), или что там ещё для ориентира? Думала, всё сравнится с садочком. Но садочек-то у меня огромный, для днепровской рыбы. Почему-то в прошлый раз вы молчали, когда я выложила плотву с верхнего ставка, размером с мизинец. Не потому ли, что снята она в более удачном ракурсе? А если рыбу сунуть в объектив, то вообще можно хвастаться трофеями. Это вы знаете?

 

Успокоив оппонентов и свои муки совести, я пожарила линьков. Мяско розовое, нежное, и чистить их не нужно, как я это делала когда-то по незнанию. Оказывается, их чешуя прекрасно расплавляется на сковородке, давая хрустящую корочку.

 

Вот и дождалась я деликатеса на своей тарелке. Зажмурившись, чуть ли не мурлыкая, я уплетала свою добычу и вспоминала передачи из телевизора. В них рассказывали о перемороженных стратегических запасах рыбы из Норвегии, которые поступают в наши магазины…

Зубатка

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить