https://www.mirrybolova.com.ua

Зимняя плотва

IMG_1341_1.jpgЯ называю эту рыбку хулиганкой. Летом она вызывает раздражение, потому что мешает ловить «нормальную» рыбу. Зимой тоже доводит до бешенства своим непредсказуемым поведением. Мне понадобилось десять лет, прежде чем я смогла всё же раскусить её повадки. Хотя… Ладно, об этом ниже. Скажу только, что этой зимой я ловила её (не поверите!) НА САЛО.


Вначале были робкие попытки догнать эту рыбёшку на местном водоёме. Бывалые рыбаки с гордостью открывали мне свои ящики, где сиротливо ёрзало по дну не больше десятка желтоглазых красавиц размером меньше ладошки. Я им вслух завидовала, у меня ведь на тот момент в арсенале были одни полосатики. Деды учили меня ловить «на стояка», я покупала тяжёлые металлические кивки с огромными кольцами (чтоб дальше видеть), расставляла их по всему ставку, и всё равно не видела долгожданной нежной поклёвки ни той зимой, ни следующей. Расстраивалась, теряла веру в свою удачу, но упрямо продолжала экспериментировать со снастями и наживками.

И вот однажды столкнулась с соседом, который возвращался с Кременчугского водохранилища. Он еле тащил рюкзак, набитый невиданных мною доселе размеров плотвой. На следующий день я сидела у него на диване и внимательно слушала свою первую лекцию об этой рыбке. Отмечу только, что такой плотвы больше нет на водохранилище. После того, как ПАО «Азот» произвело свой очередной «случайный» сброс отходов в его воды, знакомый дайвер наблюдал жуткую картину: дно было устлано рыбой разных размеров, и от движения воды вся эта масса безжизненно колыхалась. Прошло уже больше пяти лет, а сосед так ни разу и не привёз плотвы прежних размеров.


Но в тот день я узнала много полезного. Например, что плотва не любит толстой лески. Чем меньше сечение, тем лучше клёв. Что любит она красные мормышки – чем ярче, тем лучше. Что клюёт обычно не с утра, и набегами. И самое главное: предпочитает плохую погоду. Вот это меня и обнадёжило.
Дальше помню: погода – хуже некуда. Холодно, сыро, мокрый снег на голову падает, под ногами каша, над лункой мутная вода. Я сижу, закутавшись в большой полиэтиленовый кулёк, стучу зубами и вижу первую плотвячую поклёвку в своей жизни! Кивок медленно поднимается, я подсекаю и чувствую на том конце лески движения, совершенно не похожие на суетливого окуня. Зимняя плотва идёт гордо. Она поднимается словно блинчик, начиная сопротивляться только почувствовав лёд. Навернув вокруг лунки пару витков, она совершает посадку прямо в мою ладонь. Дед, торчащий рядом одиноким мутным столбиком на весь ставок, резко подпрыгивает от моего победного крика, а я всё держу её в руках и любуюсь, любуюсь...


Красота этой рыбки знакома всем. Но что она значит летом, по сравнению с зимой? Когда белый лёд оттеняет голубизну её спинки, когда оранжевые глаза горят ярче солнышка даже сквозь снежную кашу, а плавники, так это вообще чудо из чудес! Но главное – это вкус первой победы! Что никак не сравнить со вкусом самой рыбёшки…


В тот день у меня их было семь штучек. И, конечно же, очень захотелось зажарить чудо- рыбу. После чего я долго плевалась, и пришла к выводу, что есть её не приносит удовольствия. Как говорят рыбаки – «отдаёт болотом», то есть попросту воняет водорослями. До сих пор не могу понять, почему же тогда караси не воняют червями или опарышами?


Дальше началось по нарастающей. Если мы ехали на плотву, то есть погода была явно «плотвячей», уже не спешили с подъёмом. Эта хулиганка не начинала клевать раньше десяти утра.

IMG_1333.jpg

Мы нашли водоёмы, где она водится. Причём, не только водится, но и «берёт» зимой. Плотва – рыба широко распространённая, она есть почти везде, только вот зимой клюёт не везде, такие дела. Брали мы с собой разные удочки, разные наживки, поскольку где-то она предпочитает поплавок и крючок, а где-то нужно дразнить яркой мормышкой. С наживкой вообще полное недоразумение. До обеда она может радостно дёргать мотыль, а после обеда происходит его полнейшее игнорирование, и желтоглазое чудо переходит на печень. Но и тут я кое-что поняла: мотыль любит мелюзга, а вот на печень клюют экземпляры уже посолидней. Это значит, что до обеда проявляла активность мелочь, а после обеда проснулся крупняк.


Так продолжалось до тех пор, пока я не попала на Мирошниковку. Если до неё я считала себя чуть ли не ассом, то, попав туда, поняла какой я отпетый «чайник» по этой рыбе!

Место это показал мне Анрюшка, наш местный приколист. И преподнёс с таким же юмором, мне даже ехать сначала не очень-то и хотелось. Когда-то это была речка, причём в пятистах метрах от Харьковской трассы и в двух километрах от райцентра Чутово. Потом её зарегулировали, сделали ставковое хозяйство. После распада всего советского хозяйства и ставкам пришёл конец. Те, что взяли в аренду, простому смертному стали недоступны. Например, второй «чутовский» оккупировал «вредный мент». Ставок так и прозвали – «ментовским», а ездить туда не хотели даже задаром, не говоря уже о деньгах. Хозяин любил заглядывать в садочки, чтоб ни приведи Господи не увезли какой-нибудь ценный экземпляр, имел привычку сгонять с насиженного места, когда на него метила только что нагрянувшая «шишка», и ещё за ним водились некоторые неприятные странности. Второй же, тот самый Мирошниковский ставок, оказался бесхозным. Летом на нём зверствовали разного рода браконьеры. Местный рассказывал:


- Выхожу ночью сеточку проверить, а вокруг огней, больше чем звёзд на небе, и всё хлюпает, веслами загребает, рыбу мешками тягает, лодки чуть не прогибаются. А утречком то мёртвого бобра к берегу прибьёт, то всё мелководье брюшками рыбёшек мельтешит…


Зимой тоже картина безрадостная: по всему ставку сотни жерлиц и красноречивые ряды лунок с верёвками на крайних. Это сети стоят безвылазно. Как же мне захотелось сразу же развернуться и уехать! Но Андрюшка фото показал на мобильнике, там куча рыбы, и я сдалась окончательно. Как оказалось, не зря. Ох, и показал же мне этот несчастный водоёмчик! До сих пор не могу понять, что в нём такого, если рыба с такой стремительностью плодится, что её никак не могут выбить полчища жаждущих ни зимой, ни летом?


Сам по себе водоём скучен. Дно, как говорят рыболовы, словно корыто – мелкое под берегом, плавно углубляющееся к середине, и глубина везде совершенно одинаковая, не больше трёх метров. Я всю зиму искала там ямки и бровки, так и не нашла. Единственное, за что можно зацепиться – это поворот, за которым следует «вторая серия» - точно такое же «корыто». На этом повороте я и паслась большую часть зимы. А повадились мы туда как на работу, чуть ли не каждый день, и до самого заката. Даже с работодателем своим поругалась, согласна была на увольнение. Вот такой я человек, для меня рыбалка превыше всего. Работ у меня в жизни вон сколько было, захочу новую найду, а Мирошниковка одна. И она настолько уникальна, что я ночами не спала, думая, кому «упасть на хвост» завтра, потому что на автобусе давно не ездила, а супруг не такой фанат, как я, он машину зимой не любит гонять. Я вообще человек невезучий, мне всё приходится у судьбы выгрызать, ломая зубы, но тут вдруг повезло. Нашлись два напарника, у которых сезонная работа, да ещё и летом. Вот это счастье привалило! Вот с ними я и путешествовала, чуть ли не жила на этой Мирошниковке. Вадика вы уже знаете по моим летним рассказам. А с Анрюхой познакомитесь сейчас.

b_700_700_16777215_00_images_fotonews_yanvar_IMG_1332.JPG


Теперь по сути. Сабанеев подробно описал отличительные признаки плотвы от краснопера. До сих пор я ловила плотву. На этом же водоёме был и краснопер. Когда плотва молчала, я шла под берег, в камыши, и развлекалась мелкими краснопёрочками. Хоть и они воняют травой, зато намного ярче самой плотвы.

Эти рыбки редко вырастают больше 15 сантиметров, по крайней мере в наших краях. На данном водоёме краснопер был совсем мелким, редко на пол ладошки, да ещё и грязным, поскольку постоянно копошился в прибрежной тине. Плотва же была намного крупней, жирней, и по вкусу не отличалась от карася. Окунь мне стал вдруг совершенно неинтересен, а щучка там клевала мелкая, да и то очень редко на живца. Откуда там взяться крупной, если жерлицы сотнями стоят? При мне выдёргивали на лёд таких «пистолетов», оставляя замерзать на морозе, что сердце кровью обливалось! Морда – как у ротвейлера, а дальше толстенький обрубок грудничка. Получается, что щука перспективная, могла бы вырасти в толстый донный трофейчик, да не дают ей такой возможности. Эх, люди, люди…


За плотвой приходилось гоняться. Тут она не подчинялась никаким законам – ни погодным, ни рельефным, ни пищевым. Могла поклевать на рассвете, а с первыми лучами солнца исчезала, словно её тут и нет. Могла мучить своим равнодушием до двух часов дня, а потом клевать до самого заката. В плохую погоду можно было вымучить десяток полёвок за целый день, а вот когда солнце слепило глаза (что, по моим многолетним наблюдениям вообще нужно было пропустить дома на диване), можно было «набомбить» выше нормы на человека, потратив всю наживку, вплоть до последней личинки в мотыльнице!

b_700_700_16777215_00_images_IMG_1342.JPG


И рельеф – вот очередная загадка. Обычно, выгружаясь с авто, мы бежали наперегонки к столбику, если его ещё не занял какой-нибудь местный. Это была метка. Ровно посередине ставка, на абсолютно ровном месте кто-то в лунку вставил палку, она примёрзла и стала заметна на весь ставок. И что она там делала, эта плотва? Но если клевало, то именно там. Разве что местные рыболовы её закармливали всю зиму, другой причины стоянки я так и не придумала. Мы забуривались возле столбика, расставляли несколько «стояков», кто какие предпочитал. Я полюбила поплавки. У них много недостатков: на расстоянии не видно поклёвки, отходить никуда нельзя, они обмерзают вместе с лункой, превращаясь в огромный ледовый шарик, в сухарях пропадают, если только что забросил прикормку. Но я всегда любила «медитировать на красные точки», и с радостью обнаружила, что этим можно заниматься и зимой. Очень хорошо снимает напряжение, особенно после очередного скандала с шефом, когда заработала на бензин, а от остальной работы отказалась. Андрюха предпочитал кивки и мормышки с бусинками. Я же применяла свои любимые ярко-красные мормышки с «бриллиантом», уж ярче некуда, что называется, или светонакопительные. А однажды мимо них не прошла удивительная рыба ёрш, которую я ловила вообще впервые. Но об это напишу в другой раз.

b_700_700_16777215_00_images_fotonews_yanvar_IMG_1619_2013-03-02.JPG


С нами ездил спортсмен. Зовут его Костя, но все называют «шакалом». Он сам выбрал себе такой ник на рыболовном форуме, по аналогу производителя своих любимых блёсен, так и прицепилось к нему это прозвище. Тем более что моего мужа тоже Костей зовут, и у него совсем нет ника. Так вот этот спортсмен постоянно смешил меня своим поведением. В то время как все гнездились возле столбика, он суетливо бегал по водоёму, бурил сотни лунок, оставляя возле них кучки рыбы, чем действительно напоминал мне дикую собачку, то бишь заправского шакала. И знаете что? По результатам ведь иногда превосходил нас, выбравших выжидательную тактику. Не знаю, каким чутьём он гонялся за этой шустрой стаей, но эхолота у него не было точно! Леску где-то нашёл 0.06, флюрокарбон, за бешенные деньги взял. Правда, самые крупные экземпляры от него постоянно удирали, разрывая «золотую» леску и забирая мормышки. Но этого добра у него было много, мормышками он не перебирал, у него клевало на дешёвые «капельки» разных цветов. Подозреваю, что он хорошо освоил тактику дразнения этой нервной рыбки.

b_700_700_16777215_00_images_fotonews_yanvar_IMG_1341.JPG


Кормовых точек у плотвы было две. Обе создали местные рыбачки, постоянно прикармливая в течение всей зимы. По остальной территории можно было попасть на клёв случайно, как и делал наш спортсмен. Плотва бегала по всему ставку, гоняясь за живым кормом, иногда задерживаясь на этих двух точках. Это я поняла по тому, что из всех наживок плова предпочитала мотыля. На лёгкое и печень клюнуло всего пару раз, на манку были холостые поклёвки (малёк), а вот мотыля любила безоговорочно. Но вот однажды случилось такое, о чём я пытаюсь забыть уже много месяцев. Безуспешно!


Последний лёд. Последняя надежда на бешенный клёв. Плотва в очередной раз выставила нас дуралеями, потому что ближе к весне перестала клевать абсолютно! Повезло только Андрюшке, он поставил палатку прямо на столбике. Но и у него клевало только с одной лунки. Зато как! Я ходила на поворот, в камыши, даже от отчаяния начала ловить полосатиков, до того скучно стало. К середине ставка, тому самому злосчастному столбику, подходить не было сил. Там ходила ходуном Анрюхина палатка и бесконечно скрипел ящик под ним. Не клевало ни у кого. Вадик ушёл в камыши, бурил там лунки и валялся на мокром льду, пытаясь разглядеть на дне хоть какое-то движение. На середине торчал только Андрюха да двое незнакомых дядек, подозрительно прижавшихся друг к дружке. Сеял мелкий дождик, порывы сильного ветра иногда сбивали с ног, а эта парочка сидела на одном ящике, укрывшись общей плащ-палаткой. Со мной, как всегда в такую погоду, произошла оказия. Стоило мне приподняться, как пустой, без рыбы в рюкзачке, стульчик выдуло из-под меня порывом ветра. Я неуклюже плюхнулась на лёд, оборвала свой любимый «брильянт», кстати, последний в магазине, потом с кряхтением долго барахталась на отполированном ветром и дождём льду, и ещё некоторое время гонялась за табуреткой. Это зрелище вызвало много шума, сбежались зрители, даже Анрюха высунулся из своей палатки. На некоторое время обстановка разрядилась, а то от безделья Вадик уже начал было ныть.


Мы, как всегда, никуда не хотели ехать до самых сумерек. Была надежда на вечерний клёв ерша, что он неоднократно показывал. И вот когда я в очередной раз подошла к палатке Андрюхи, чтоб напомнить ему о нормах вылова (такая вредная завистливая тётка!), один из парочки взмахом ладони тихонечко поманил меня к себе. Я подкралась, не нарушая режима секретности. Он вручил мне маленькие кубики сала, отдал свою лунку, свернулся, захватил с собой товарища и так же тихо удалился, как и появился.

Обожаю таких рыбачков, вот у кого нужно учиться! Я-то вечно ору на весь водоём, делюсь своими секретами, за что неоднократно поплатилась. Было дело, меня даже мои же читатели, насмотревшись моих фото, приезжали сюда по моей же «наводке», оббуривали и выдавливали с насиженного места. Век живи, век учись!


Взяла я эти кусочки сала, села на две лунки рядышком, наживила чисто украинскую наживку и увидела такие поклёвки, которые снятся до сих пор! Уверенные, жёсткие, сильные, они приносили только крупную плотву. Как говорится – Полтава мелочь не плодит! Жаль, что уже темнело. Но, когда Андрюха вылез из палатки, он вытаращил глаза и позвонил Вадику. И как-то перехотелось завидовать им, хотя один весь день до изнеможения махал руками, а второй высмотрел таки в подводном мире приличного окуня, но оба были поражены именно моим сиюминутным уловом, за полчаса до заката. В этот раз мне хватило ума не трубить на весь интернет о своих секретах. Поделилась шёпотом только со своей командой, да вот с вами, в ответ на ваши бесценные советы.

Автор: Зубатка

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить