https://www.mirrybolova.com.ua

И пролетела пуля...

DSC01691_1.jpgВ тот день на рыбалку я не собиралась. Ехала по грибы. Есть такой замечательный грибочек – калоцибе майский. Его ещё «майским белым» называют. На Нижних Млынах он, по моим подсчётам, как раз должен был появиться после таких обильных весенних дождей. 


Первая утренняя маршрутка завезла меня почему-то на гору, где располагается село с соответствующим названием Гора. Пришлось очень долго спускаться. Речка виднелась где-то внизу, за крышами домов, за деревьями и телеграфными столбами. Она клубилась туманом, таинственно размазывала верхушки деревьев по небу и плавно перетекала в облака. По пути я не встретила ни души, даже собаки не приветствовали меня радостным лаем. Вдоль дороги колосилась ослепительная трава, густо покрытая капельками росы. Я вдыхала запахи свежей зелени, едва распустившихся почек на деревьях, и пьянела от этих ароматов. Пока спустилась в долину, переполнилась счастьем через край, хотелось петь и прыгать, чуть на гриб не наступила. А здесь их просто море: они прячутся в траве, вдоль тропинки, в сырых ложбинках под деревьями, их тут целые полосы. Как хорошо, что их мало кто знает! Срывают, ломают, топчут, но не берут. Вон их сколько валяется в траве – сморщенных и покалеченных. Ничего, хватит тут и мне. Нарезала, спрятала пакетик под кустом, на обратном пути заберу. Решила сразу наведаться на любимую точку Серёги, о которой мечтала ещё с осени. Интересно, что там делается сейчас?

 

Во всей округе никого не наблюдалось. «Точка возврата» тоже была свободна. Как замечательно, что я не подвержена стадному инстинкту и не торчу сейчас на Сухорабовке или Кунцево, куда рыба заходит на нерест. Какой это кайф – слушать жабок, птичек и шмелей в гордом одиночестве, без примеси матерных слов и шансона из авто по соседству! Кстати, один такой шмель кружил вокруг меня больше часа. Я всё боялась, что он или в штанину залетит или в волосах запутается, очень нагло себя вёл. Потом поняла, что это я его место заняла, а не он моё, и успокоилась. В гостях нужно вести себя скромно. Как только перестала дёргаться и визжать, он и улетел. Наверное, я перестала его раздражать, превратившись в часть пейзажа.
С собой я взяла одну удочку и один спиннинг. Со спиннингом познакомилась буквально на днях, когда выезжала с Костей Бариновым, нашим спортсменом, на мастер класс. Он показал, как правильно держать этот чувствительный прибор, как забрасывать приманку и делать проводку. Особых трудностей я не почувствовала, так как и раньше баловалась различными «закидушками». Разве что слегка смущал вес приманки, но я быстро привыкла и к этому. В тот же день я получила первую поклёвку, выдав на гора маленького окунчика. Так что на речку пришла во всеоружии: «прутик» с кастингом 4-20 граммов, катушка, оснащённая шнуром и набор силиконовых приманок с ждиг-головками на флюорокарбоновых поводках. Но для начала всё же решила забросить поплавчанку.

b_700_700_16777215_00_images_fotonews_DSC01686.JPG


Делала всё, как учил Серёга, даже глину из села приволокла. Накатала шаров с прикормом, забросила с тем расчётом, чтоб течение сделало ароматный шлейф, принялась ждать. Но поклёвки не радовали частотой и интенсивностью. Поймала сразу же уклейку, потом густёрку, плотвичку, а дальше начали щипать за нервы мелкие бубыри. Вынув из воды крючок, я положила удочку на берег, а сама взяла спиннинг и забросила приманку против течения. Сразу же получила цепу. Опыт подсказал, что здесь стоит сеть. Моих усилий оказалось недостаточно, чтоб подтянуть её к берегу, а обрывать шнур очень не хотелось. Пришлось сматывать удочку и идти вдоль берега в поисках приключений. Природа под ногами по-весеннему буйствовала. Вдоль тропинки цвели лютики и цыганочки, чуть поодаль виднелась небольшая полянка диких тюльпанов. Распустившиеся цветочки на кустах тёрна пахли до одури. Ящерки, кузнечики, жучки и паучки сновали туда-сюда через тропинку. Залюбовавшись всем этим, я даже забыла за чем пришла. Как же долго длилась слякотная зима в этом году, как же я соскучилась по всему этому движению, которое называется жизнью…

b_700_700_16777215_00_images_DSC01691.JPG


Не успела спуститься с сыпучего берега к речке, как под ноги бросилась водяная крыса. Я чуть не убилась, пытаясь не наступить ей на хвост! Замерев на секунду, крыска подняла свою мордочку и уставилась на меня глазками-бусинками. Потом деловито плюхнулась в воду и поплыла куда-то по своим крысиным делам. Только я подняла руку со спиннингом, как на берег выплыл ужик. Он тоже замер у моих ног, пощупал язычком воздух, и быстро уполз.


Здесь была отмель. Вода прозрачная, течение умеренное, но всё дно заросло густой травой, приманке до дна не достать. Поверху плавают маленькие краснохвостые голавлики. Как только я делаю взмах, они уходят на глубину. Зато из-под коряги, лежащей в воде у самого берега, выскакивают наглые бубыри, и нападают на мою белую «скалапендру» из съедобной резины. Я опускаю сороконожку возле бревна, наблюдаю за её игрой. Игра идеальна: словно бледная козявка корчится в предсмертных судорогах, при падении её закручивает, и тут же на неё налетает бычок. Сам по размерам чуть больше приманки, но так яростно бросается, даже страшно смотреть! Один всё-таки прилип. Толи слегка зацепился брюхом за крючок, толи сорок ножек козявки его присосали, но я едва успела пару раз нажать на кнопку фотоаппарата, как рыбка упала в воду и снова исчезла под корягой.

b_700_700_16777215_00_images_DSC01690.JPG


Вдоволь наигравшись «скалапендрой», я пошла дальше вдоль берега. Место, где можно спуститься к воде, здесь найти очень трудно – везде сплошные сыпучие обрывы. Но я всё же осторожно сползаю, цепляясь за корни деревьев, нахожу устойчивую площадку и забрасываю приманку против течения. Речка узкая, джиг летит почти на противоположный берег. Потом он медленно перекатывается по дну, вдоль струи, и, когда приманку начинает сносить к моему берегу прямо в кубышки или под корягу, я делаю плавную подмотку так, чтоб она шла по кромке водной растительности. Снасть сбалансирована прекрасно, не даром мне её помогал выбирать Костя. Пусть и недорогой, но последней модели прут «Flagman» в руке лежит как родной, как будто я всю жизнь так и ходила с ним. Катуха «Flagman Squadron» просто песня: не скрипит, не буксует, шнур за края не цепляет и петлю с бортов не сбрасывает, люфта – нуль. А в плане эргономичности так вообще, как говорится «взула и забула». Работа-то у меня сидячая, так ещё и хобби себе такое же придумала. Наконец-то в моей жизни появилась такая прекрасная возможность полазать по обрывам, посмотреть на небо, пока наматываешь шнур, развернуть, так сказать, лёгкие в полную грудь и размять затёкшие чресла. И вообще, новая снасть – это всегда возможность продлить жизнь, когда всё уже надоело и каждый новый день похож на старый. Вот именно в такие моменты и нужно чего-то такого, что ещё не испытал. Лыжи, например, или пейнтбол. Как-то скучно годами пялиться на один и тот же поплавок…

b_700_700_16777215_00_images_DSC01711.JPG


С трудом выбираюсь наверх. Иду дальше вдоль берега в поисках удобного спуска. И тут чётко вижу, как окунь внизу атакует стайку рыбок! Чёрная тень выскакивает из-под листьев кубышки, мелкая рыбёшка серебряным веером бросается врассыпную. Ну всё, пропала тётя Ира! Бросаю рюкзак и чехол, спускаюсь вниз, в азарте я страшна. А здесь как раз небольшая купальня, под ногами истоптанный песочек, узкий проходик в воду, хотя заметно, что глубинка довольно приличная. И где-то здесь сидит полосатый хищник. Да не один, их много там. Я знаю. И он знает, что я где-то здесь, это точно. Потому что перестал гонять мелочь, затаился. Потому что я нервничаю, разговариваю сама с собой, советуюсь с силиконовыми козявками, червячками, саламандрами и рачками. Пока веду беседу, в воде абсолютная тишина. Как бы не покинул окунь своё пастбище, как бы не спугнула я его навсегда. Забрасываю лёгкую вертушку. Но её моментально сносит течение, она даже не крутится. Что же делать? Снова меняю наживку на белую сороконожку.


Проходит полчаса. Потом ещё минут десять. Я тихонечко сижу под деревом, даже тень не отбрасываю в воду. Наконец окунь не выдерживает копошни краснопера под кувшинками и бросается в атаку. И тут я посылаю приманку ему прямо в рот! Следует долгожданная поклёвка, но рыбка снова уходит. Плохо подсекла? Рано подсекла? А может поздно? Опять мучительное ожидание. Посылаю червячка на струю, опускаю на дно, наблюдаю за шнуром, периодически подёргиваю. И снова атака! Забываю всё на свете, делаю зверскую подсечку, еду в воду, падаю с поднятой вверх рукой. И тут чётко слышу хруст над головой…
Первая мысль: «Конец карьере спиннингистки! Новый покупать не стану». Вторая мысль: «А под ногами-то три метра глубина!» - и резко даю задний ход. Всё это доли секунды. Только потом до меня доходит смысл звука, просвистевшего возле уха параллельно с треском – это была пролетевшая мимо джиг-головка, 5 грамм натурального свинца, между прочим. И крючок там не маленький, даже весьма остренький. Мало не покажется, если прямо в глазик. Да и в лобик с такой-то скоростью тоже дело рисковое.


Приходя в себя, сижу с мокрыми ногами и мурашками на спине под кроной раскидистого дерева. Наверное, я выдернула козявку изо рта у окуня, или он успел быстро затянуть её куда-то под корягу, откуда джиг и вылетел с таким усилием. Так или иначе, но доподлинно неизвестно, что произошло под водой. Зато над водой мы с грузиком полетели навстречу друг к другу так стремительно, хотя и с разным ускорением, что неизбежно быть бы беде, если б не поломанный спиннинг. Он-то и отклонил траекторию моего полёта. Так сказать, ценой собственной жизни спас мою жизнь.


В кармане заквакал телефон. Это сын звонил из-под Славянска. Он поехал к бабушке, но поезд загнали куда-то на запасные пути и три часа никого не выпускали из вагонов. Ему стало скучно, вот он и решил маме нервы пощипать:


- Ма, а у нас тут стреляют! – весело прочирикал он в трубку.
Стоял май месяц две тысячи четырнадцатого года…

 

Автор: Зубатка

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить