https://www.mirrybolova.com.ua

Как я на рыбалке собачке отомстила

 

DSC01850_.jpgПуть на Бароновку лежит через «коридор страха». Длинна его всего пару сотен метров, но выхожу я оттуда если не совсем седая, то с новым пучком седых волос уж точно. «Коридор» – это узкая извилистая улочка на окраине Полтавы, в посёлке Горбанёвка. Такое ощущение, что улочка эта проложена или по доисторическому месту движения селевого потока, или по старому руслу водопада, но убегать по ней сложно, а заборы нависают прямо над головой. Местами над головой нависают и кроны деревьев, тогда коридор превращается в тоннель, тут даже подпрыгнуть некуда, если что. Прожила я там немало жизней за те несколько минут, что иду по нему, но ради утренних мгновений на Бароновском озере я готова идти на любой героизм.

 

Когда подхожу к этой улочке, сердце начинает биться так гулко, что, как мне кажется, собаки реагируют не на мои шаги, а именно на этот грохот. В этот момент я боюсь всего. Однажды испугалась какого-то непонятного звяканья за спиной, сжала в кулаке связку ключей самым большим концом наружу. Если что – прямо в глазик маньяку! Но потом поняла, что это тарахтит язычок от змейки на моём чехле для удочек. Смешно не стало, ведь впереди ждало ещё много опасностей. Улочку нельзя назвать тёмной, через каждые десять метров фонари. Правда, гаснут они в самый неожиданный момент – как только небо начинает сереть, но ещё достаточно темно, а я как раз нахожусь в гуще событий. От того, что вдруг резко выключают свет, в моих глазах темнеет, а сердце вообще перестаёт биться. Вот представьте: иду я под забором, и тут над моей головой кто-то громко так, протяжно вздыхает. Можно бы и поднять голову, посмотреть, увидеть что-то и успокоиться, но тут гаснет фонарь напротив, и приходится идти так – волосы дыбом, мысли нехорошие под этими волосами, ноги ватные, полусогнутые, тысяча сердец где-то в горле трепыхаются. Рядом вроде и кладбища нет, тюрьмы или подземелья тоже, но места-то исторические, кто его знает, по чьим костям я сейчас топчусь? Но я не я буду, если загадку не разгадаю. И на обратном пути поднимаю голову на этот забор. А оттуда весёлый телёнок взирает на меня, шумно втягивая воздух сопливыми ноздрями. Вот, уже полегчало. Так, глядишь, и перестану бояться тут ходить.

 


Однажды услышала за спиной дикий топот. Только успела обернуться, как мимо кубарем пронеслись «Том и Джерри». Котяра был огромным, прям кабан какой-то, и на что сдалась ему эта крохотная мышка? Итога погони я не увидела. Мышка скрылась в придорожном бурьяне, за нею нырнул и кот. Но попали они в точку: бурьян тотчас выдал «обратку» в лице мужика, который на ходу застёгивал штаны. Как же вовремя появились «Том и Джерри»! Если б не они, то страшно подумать, что бы случилось, если б мужик вышел прямо на меня…


Так или иначе, но именно этот участок самый страшный на моём пути. Можно было бы пойти по прямой – через поле и лесок, но с тех пор, как ушла в мир иной моя любимая дворняжка, я больше туда не ходок. Лет десять назад в этом леске маньяк напал на Мишкину жену. Она успела позвонить на мобильный мужу, тот прибежал и получил ножом в сердце. Ему повезло, оперировал его военный хирург, так что Мишка до сих пор жив. А я всё вспоминаю того мужика, что вышел мне навстречу из-за широкого дуба, не заметив собаку. Динка тогда на него так набросилась, что я не узнала свою прежнюю трусиху. Говорят, собаки чувствуют запах смерти. Но я больше в потёмках через тот лесок не хожу. Лучше уж через «коридор страха», зато ярко освещённый, с видом на церковные «маковки» на горе.

b_700_700_16777215_00_images_DSC01850.JPG


Поднимаюсь на гору. Дальше идти уже совсем не страшно. Надо мной возвышается церковь, тут нечисти нет. Или я так думаю. Но никогда ничего не произошло из ряда вон выходящее, только покой и благодать, даже хочется остановиться и замереть, глядя на купола. Они из настоящего сусального золота. Если попасть на рассвет, то можно увидеть, как они горят, переливаются на все лады. Чем тебе не колокольный звон? Только включи воображение, и трепет перепуганной сердечной мышцы превратится в мелодию умиротворения, успокаивая твою душу перед важным и ответственным делом – добычей пропитания для семьи методом рыбной ловли.


Поверху я иду уже смело, ничего не боюсь. Даже могу песенку напевать. Тут можно поклевать шелковицу, вишню, или расколоть молочный орешек, в зависимости от сезона. И даже собаки тебя не облают. Не пойму почему – то ли привычные к рыбакам, то ли сытые и ленивые? Поэтому на озеро спускаюсь уже в приятном расположении духа. Хорошо, если успела до рассвета и попала на окунёвый жор. Они-то выходят на охоту с первыми лучами солнца, даже раньше, когда оно ещё только собирается послать свои лучики из-за горы. Но однажды меня ждал такой сюрприз, что «коридор страха» показался предбанником, по сравнению с тем внезапным испугом, что пережила я здесь.


За время моего отсутствия на озере произошло много перемен. Плохих или хороших, я ещё не поняла до конца. Раньше здесь было любимое место отдыха горожан, дикое и запущенное. Горы пластиковых бутылок, объедков и использованной туалетной бумаги над характерными кучками мешали расслабиться и наслаждаться природой. Теперь мешает стремительное «облагораживание» территории – ларьки, магазинчики, шашлычные, батут и прочие атрибуты цивилизации. Но зато появился охранник, который следит за чистотой территории. Ещё он разогнал всех браконьеров, и это тоже плюс. Знали бы мы, привыкшие рыбачить здесь не просто много лет, а много десятилетий, что та же участь постигнет в скором времени и нас, когда неожиданно появятся таблички «Ловля рыбы запрещена». Но это было потом. А пока…


Охранник-то появился не просто так, а с собачкой, наличие которой я обнаружила не сразу. Собачка оказалась хитрой. До поры до времени она нос не показывала, делала вид, что её здесь вроде как и нет. Я шла на верхний ставок, пыталась там что-то поймать в путанице нитяных водорослей, заразивших воду после неумелого хозяйствования местных, и, не дождавшись поклёвки, бежала на нижний, «цивилизованный» водоём. Бежала как слоник, громко пыхтя и топая. Потому что боялась прозевать утренние часы, когда купальщиков ещё мало, а рыбка не наелась червячков, поднятых облаком мути из-под ног этих самых купальщиков. И вот тут эта подлая собацяра вдруг обнаружилась! Она выскочила из будки как чёрт из табакерки – может это я её напугала своим топотом, может, вспомнила для чего она тут сидит, и решила выслужиться перед хозяином, но получилось это у неё на пять с плюсом. Бросилась она на меня с пронзительным лаем, чуть будку не порвала. И надо же было дождаться, когда я приблизилась на минимальное расстояние, чтоб клацнуть зубами прямо у ног!


Долго я потом отходила от этой встречи, сидя на мостике у воды. Вода – она лечит всё. Особенно если в ней копошится рыбка, а под мостиком шныряют уточки, что-то там тихо покрякивая, попискивая, и лягушки несмело заводят свою песню, как бы спрашивая: «Я не мешаю?» То здесь «ква», то там тихонечко «ква-ква», а потом вдруг кто-то как рявкнет на всю округу огромной глоткой «КВА-КВА-КВА!» и снова тишина, даже уточки испуганно замерли – это «Главный Квак», хозяин водоёма, наводит порядок в своих пенатах. Здесь пока что он главный, до той поры, пока бульдозеры и музыка не загремели, пока не повалил пьяный народ. И я что-то забылась, хорошо хоть этот крик напомнил о скоротечности моего времени, нужно бы успеть хоть что-то подловить.


Забрасываю микрождиг. В качестве приманки – бледно-серый червячок самого маленького размера, джиг-головка весом два грамма. Вода под мостиком прозрачная, и я чётко вижу атаку окуня уже перед самой опорой. Долго же он гнался, но схватить успел! Хоть поклёвку я и не прочувствовала, но свою дозу визуального удовольствия получила. Снова заброс – и тишина. Больше на червячка окунь не реагирует. Попробую чудо местного производства – вертушку под названием «Ворскла», её мне подогнал Костя Баринов, купил через интернет. Хвалил очень. Сказал, что расшевелит даже самого вялого окуня. А ну-ка проверим сейчас…

b_700_700_16777215_00_images_DSC02220.JPG


Проверила на свою голову. Что тут началось, вы даже не представляете! Ходила я на эту точку несколько дней, каждое утро, как на работу. Делала дугу вокруг будки с собачкой, пристёгивала вертушку, забрасывала под камыш, получала дрожь, вибрацию, сердцебиение и – окунь в кулёчке. Периодически слышала, как собачка пугает свежеприбывших рыбачков и утренних купальщиков, как ругает её сторож за слишком рьяное несение службы, как грозятся рыбачки принести «ружбайку» и разнести тут всё на свете, но всё это проходило как бы мимо, потому что клевало всего несколько предрассветных минут. Как я ни пыталась менять приманки, ставила «съедобки» всевозможных расцветок и конфигураций, использовала аттрактанты, всё без толку. Клевало только на вертушку местного производства, и всё! Не окунь, а прямо патриот какой-то. При этом камыш яростно трусило – карась тёрся до самого июля. То ли ему мешали это делать по ночам пьяные гуляки, то ли вода плохо прогревалась после поздней весны, но карасик в этом году не хотел никак клевать, всё нерестился и нерестился. Окунь этим пользовался и сидел под камышами, где я его и выдергивала при помощи «Ворсклы». Однажды попался такой ужасный бандюган, что я его на всю жизнь запомню.


А дело было так.


Пришла я, как обычно, затемно. Благополучно миновала «коридор страха», тихонько прокралась мимо будки с собачкой. Погодка намечалась просто сказочная: ни ветерка, ни облачка, даже тумана над водой не наблюдалось. Всё для неспешного блеснения, и микроджигу ни одной помехи! Только вот окунь не спешил бросаться на мою вертушку. Под мостиком плавали рваные бумажные деньги, пластиковые бутылки из-под пива, чуть поодаль дрейфовал чей-то резиновый тапок. Вода была мутной и в каких-то странных пузырьках, как будто собирается бродить. Всё ясно, ночью здесь была грандиозная гулька. Даже рыба забилась куда-то в ямку, никак не отойдёт. Только карасики по-прежнему пытаются размножаться в камышах, несмело и потихоньку трясут осоку. Инстинкт размножения иногда сильнее инстинкта выживания, тут уж телу не прикажешь.


Вздохнула я грустно, и уже собралась сматываться, как в дальней точке, там, где камыш уходит под воду, брызнула в рассыпную стайка мелюзги. Окунь прогнал, что ли? Эх, была не была! И я с риском зацепа забрасываю туда блесну. Мама дорогая! Окунь бросился как собака, прямо вцепился зубами в вертушку и поволок её в камыши! Прутик с кастингом 0-7 грамм согнулся в дугу, катушка-полторушка застонала от напряжения, а на том конце тоненького, как паутинка, шнурочка, выделывает кульбиты водный скутер, движок в сто лошадиных сил, реактивный слон! Брызги летят во все стороны, окунь скачет по поверхности воды зигзагами, я пытаюсь его вывести из камышей, выворачиваю спиннинг изо всех сил, одновременно не давая рыбище уйти на глубину. Борьба длилась считанные секунды, расстояние между нами сократилось быстро, окунь практически самостоятельно выскочил на подмосток, не сумев вовремя затормозить. И тут меня постигло разочарование. А может, открылась очередная правда жизни? Так или иначе, но размер не соответствовал той мощи, что выдал данный экземпляр. Был он, конечно, немножко больше всех тех, что я ловила до него, поджар и страшно мускулист, но шума-то наделал на целых двести процентов!


В то утро я больше ничего не выманила из-под камыша. Но вдруг вспомнила, как местный Вова на этом пляжике подцепил окуня на 800 грамм. Ещё рассказывал, что окунь сделал огромную дугу и был поджар, точь-в-точь как пойманный мною бандит. И тут в моей голове зародилась одна маленькая идея: взять отремонтированный спиннинг с кастингом 5-20грамм, прийти затемно и попробовать выманить из ямки что-то более существенное чем-то более весомым. Силиконовой пиявкой цвета машинного масла, например. Тут же на пляже есть внушительная ямка, как по местным меркам, метров 6, если не завалили ещё.


Тот день я запомню на всю жизнь. Есть байки, которые имеют жизненное происхождение, но их потом рассказывают внукам, а внуки рассказывают детям, а те потом своим детям, так и рождаются семейные легенды. Хотя, по сути, ничего сказочного там и нет. Легендарное – да. Но в остальном – сущая правда!
Летела я по «коридору страха» на всех парусах, боялась опоздать. Нацелилась на целого сомика, вдруг вспомнила, что и они там есть. Были, по крайней мере, пока на озере не завёлся местный «физик», целенаправленно выбивающий током с определённой частотой именно сомиков. Но потом его прогнал охранник, и есть надежда, что не всех сомят он перебил.


Бежала я таким образом до самого крутого спуска, уже чуть-чуть осталось до низа. И тут слышу сзади страшный топот. Когда-то у меня была немецкая овчарка, которой я серьёзно занималась. Так вот когда мы сдавали защитно-караульную службу, то моя псина точь-в-точь так же неслась на нарушителя. Эту лавину мощи со страшным придыханием, готовым вот-вот сорваться в рык, я помнила хорошо. На автомате я шагнула за бетонный столб, благо тот вовремя подвернулся на моём пути. Собака резко потеряла цель нападения, подвернула ногу, ударилась головой об асфальт и покатилась кубарем вниз. А там, прихрамывая и поскуливая, свернула на соседнюю улицу и скрылась из вида. Я даже понять ничего не успела, до того быстро всё произошло. Но наверх взбиралась похохатывая и вспоминая свою молодость с драными ватными рукавами, погрызенными поводками и мощной собачьей холкой у запястья. Это тебе не геометрия, вот что в жизни пригодилось-то!

b_700_700_16777215_00_images_DSC01835.JPG


Расслабилась я настолько, что к озеру спускалась без задних мыслей, просто в очень превосходном настроении. И тут эта злобная дворняжка рассчиталась со мной за всех породистых псов мира, которых я когда-то обдурила! Сторож, оказывается, отпускает её на ночь погулять, а заодно и территорию охранять.

В этот раз я прискакала настолько рано, можно сказать ночью, что он не успел посадить её на цепь. Выскочила собаченция, как всегда, подло и неожиданно, даже за пятку успела цапнуть. Потом, конечно, сторож на неё наорал, привязал, но я отделалась сердечным приступом сразу за двух собак: за ту, что пролетела мимо, и за эту, с оптическим прицелом.


Отдышавшись, всё же зашла на мостик, размотала спиннинг. Твистер в виде пиявки смотрелся замечательно. Улетел он далеко, упал быстро, благо, вес позволял. Я выдержала небольшую паузу и сделала плавный подрыв, просто пошевелила ею. И тут вдруг такой удар! Я чуть не упала на колени, ведь фрикцион-то забыла послабить! Из-за этой чёртовой собаки совсем забыла, за какой рыбой пришла. Да и не больно-то рассчитывала на что-то стоящее, честно говоря. И вот тебе на! С трудом выровняв прутик, я на какую-то секунду получила всё же натужный визг фрикциона. Но в тот же момент произошла классическая ситуация: рыба описала вокруг мостика дугу, ушла в камыши и там оборвалась. Я даже видела её спину, и она меня впечатлила!


Не в силах сдержать досаду, я упала на колени, сжала кулаки и изо всех сил издала душераздирающий вопль. Какой именно, сейчас не помню: то ли вой, то ли рык, но собачка отреагировала моментально. Она, видать, уже набегалась, нагавкалась, даже надкусила нарушителя в виде меня, и вот только-только задремала в тёплой будке, как её из рук Морфея выдернул страшный звук. От неожиданности собачка рванулась наружу, оторвала кусок будки и, тарахтя цепью, умчалась в поле. Об этом мне поведал сторож.

Потом. А сейчас мне было не до этого. Если вы когда-то испытали нечто подобное, то поймёте меня…
 

Автор: Зубатка

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить