https://www.mirrybolova.com.ua

Наши НОВОСТИ

Накомарник

0_d6f3d_2161c842_orig.jpegМы с Аркашей приобретали багаж знаний в одном учебном заведении, но не были близки до того момента, пока не оказалось, что он также как и я, самозабвенно любит рыбалку. Кто мог подумать, что наше совместное увлечение приведет к дружбе, благодаря которой в моей жизни добавилось позитива и неожиданных приключений.


Аркадий по натуре человек немногословный, основательный. Он и к рыбалке относился серьезно, со свойственной всем прагматикам скрупулезностью. Дело то не шуточное. Снасти у него всегда были в идеальном состоянии, а все рыболовные причиндалы разложены строго по коробочкам, шкатулочкам, пакетикам и кармашкам. Аркаша и меня приучал к порядку, и мне кажется, что благодаря его влиянию, я даже стал более собранным в вопросах подготовки к рыболовному процессу.


Поделюсь с вами одним забавным эпизодом.

 

Однажды, во время совместного выезда на одну из первых весенних рыбалок на нас напал гадкий мерзкий гнус. Полчища злобной мошки облепили с ног до макушки. Казалось, что все кровососущие насекомые мира собрались в одном месте, чтобы отомстить нам за вторжение на их территорию. Они впивались во все открытые участки тела, оставляя на лице, шее, руках бурые пятна крови. Это был какой-то кошмар. Злые, распухшие, с кровоподтеками и зияющими расчесанными ранами, мы были вынуждены бесславно ретироваться с водоема.


Аркадий негодовал, и после этих злоключений в его могучей голове поселилась идея фикс: он раз и навсегда решил покончить с подобного рода издевательствами над живым человеческим организмом. По приезду домой Аркадий сразу нагрянул к своей бабушке с просьбой пошить головной убор, который бы надежно защищал от надоедливых насекомых. На тот момент бабуле было, если не ошибаюсь, лет так под восемьдесят, что, в общем, не мешало ей, находясь в столь преклонном возрасте справно орудовать иголкой с ниткой. На просьбу пошить накомарник для рыбалки она ответила согласием и после серии настойчивых напоминаний взялась за работу.


Сейчас разновидностей готовых накомарников в любом рыболовном магазине, сколько душа пожелает, а в то время каждый приспосабливался, как мог. Аркашкина бабуля была далека от Кутюрье, никогда не состояла в членах парижского синдиката высокой моды и накомарников отродясь не видела. Она достала обычный рабоче-крестьянский отрез из светлой и плотной ткани, пролежавший в одежном шкафу не один десяток лет, сложила его вдвое, потом сложила еще раз и сшила таким образом, что он стал напоминать колпак средневекового палача. Именно под похожим убором они прятали свои лица, опасаясь мести родственников замученных узников.


Далее бабуля не мудрствуя лукаво, ножницами наотмашь прорезала в ткани два рваных овала для глаз и выкромсала прямоугольной формы отверстие для рта, чтобы любимый внучок не дай Боже, не задохнулся. Эту зияющую дыру она аккуратно обшила мелкоячеистой сеточкой, по подобию тех, которыми обивали деревянные оконные фрамуги для защиты от мошкары и накомарник готов!


С точки зрения практичности, все было идеально, комар носа не подточит! А что касается эстетической стороны изделия, вид у него, признаться был жутковатый. И это еще мягко сказано. Куклуксклановцы со своими белыми балахонами просто отдыхают, ибо накомарник моего друга выглядел куда впечатляюще. Но красота на рыбалке - это не главное, верно? Вот и бабуля подумала точно также, зато комары теперь к внучку не подступятся!


Аркаше не терпелось испытать новоиспеченное изделие на соответствие заявленным стандартам, и мы решили на ближайших выходных скоротать ночку у реки.


Добрались до места засветло. Перед нами распростерся волшебный ландшафт, украшенный изображением дородной реки, подпоясанной крутым берегом, отвесный край которого был сплошь утыкан птичьими гнездами. Ласточки беспорядочно сновали над водой туда-сюда, создавая над поверхностью воды беспокойную суматоху. Позади заливной луг и живописное село на пригорке, представленное десятком ослепительно-белых глиняных хат с буйствующей вокруг изумрудной зеленью. Залитая уходящим солнцем возвышенность пронизана сеткой из белых тропинок, между которыми паслась тучная домашняя живность.


Расположились, обосновались, забросили донки. Из стороны села стали доноситься цокающие по железу звуки. Это местный люд выколачивает из земли кованые колья, отвязывая домашний скот, чтобы отогнать его на ночь в стойла. Скоро стемнеет.


Снасти заброшены, лески туго натянуты. Латунные колокольчики замерзли под козырек и не шелохнутся, как почетный караул у мавзолея. Вскоре вокруг наших голов пронзительно запищали первые непрошеные гости. Аркаша повозился у рюкзака и гордо натянул на голову свой блистательный накомарник.


- Боже! Страх людской. Еще то, зрелище. Ну, ничего, если несколько раз посмотреть, то постепенно привыкнуть можно. Со временем ничего даже, симпатично. Напоминает убранство славного привидения из мультика про Карслона, которое пугало жуликов на крыше.


Я расположился на складном стульчике слева от Аркаши, свыкаюсь с комарами, время от времени хлопаю себя по щекам, чтобы отогнать назойливый писк, а мой приятель сидит не шелохнется.
Чуть погодя со стороны села донесся тоскливый дребезжащий звук требующего смазки дамского велосипеда, и по извилистой тропинке прямо к нам приближается небритый и слегка подмятый от частого употребления самогона местный житель. В руках неуверенный руль, на голове замасленный картуз. Стоптанные туфли на босу ногу крутят педали, то и дело задирая светлые вельветовые штаны вытертые на коленях до состояния марли. На худощавом туловище висит выгоревший пиджак, накинутый прямо на голое жилистое тело. Даже в сумерках хорошо заметно, что треугольник на груди сильно загорел, а дальше торс белый- белый. Похоже, что пиджак у него вместо нательного.


Не любим мы с Аркашей назойливых местных жителей. Станет над душой и дышит перегаром в затылок. И все ему расскажи: на что ловишь? чем ловишь? Как ловишь? когда пришел? что поймал? Ну не дадут человеку спокойно с удочкой посидеть. И сейчас, чувствую, что не пронесет. И действительно, дядька останавливает велосипед как раз за спиной у Аркаши и спешивается. Стал, смотрит, внимательно изучает обстановку.


Вскоре его хриплый основательно прокуренный самосадом голос выдает избитую, надоедливую до оскомины фразу, слышанную нами десятки раз:


- Ну, шо, клюе?


А темно уже почти. И тут Аркаша возьми, да и развернись к нему во всей своей красе. Да еще и привстал, чтобы лучше рассмотреть незваного гостя. Хмельные глаза местного зеваки тут же концентрируются на белом колпаке с черными рваными провалами вместо глаз и жутком перекошенном квадратном вырезе рта, который вдруг как рявкнет:


- Не клюе!


Мама дорогая. Дядька от неожиданности подскочил и секунд двадцать в воздухе провисел. А как опустился, как-то странно и громко крякнул и тут же попытался заскочить на велосипед. Но оттолкнулся чересчур сильно, перелетел низкую дамскую раму и ударился ногой. Больно ударился, потому, что снова крякнул. Велосипед рухнул на землю, дядька через него в землю носом. Тут же вскочил и уже с другой стороны велосипеда попытался запрыгнуть, но опять промахнулся и, зацепившись, неуверенно на подкошенных ногах поскакал по тропе впереди велосипеда, неуклюже волоча его за собой. Только с третьего раза удалось ему запрыгнуть на седло правильным местом, а запрыгнув, он так врезал по педалям, что больше я его никогда не видел. Думаю домой он приехал трезвый, как стеклышко.
И вот тогда я по-настоящему позавидовал, что у Аркаши есть такой замечательный накомарник. То, что он от комаров защищает, это конечно зачёт и все такое, но то, что от него местные ротозеи так шарахаются - это действительно вещь! Просто незаменимая на рыбалке вещь!

Автор: Фонарь

Ссылка на страничку автора:  https://www.facebook.com/profile.php?id=100001962159144

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить